Фэнтези-сериал «Дневник моей музы». Часть 18

Я пошла к начальнику будто на казнь. Обидно, когда твоя личная сказка развивается наоборот: сначала ты живешь долго и счастливо, потом бьешься со Злом, потом знакомишься с царевичем или каким-нибудь ясным соколом, а потом превращаешься в лягушку и сидишь в болоте без штанов.

Однако, когда я заглянула в кьюбикл к доктору Эллиоту, то не поверила своим глазам.

Он собрал вещи и уже нацепил поводок на свой старый боевой стол, с которым не расставался со времен службы в армии.

Старый боевой стол

— Вы куда? — пролепетала я.

— Я увольняюсь, — отозвался Эллиот. — А ты, Фиби, останешься за главную в нашем отделе.

— Да вы что, шутите?

Он искоса посмотрел на меня, передохнул и вдруг сказал такое, что у меня перехватило дыхание.

— Это я нарушил патентное законодательство и вдохновил Эльвиру Барякину на написание запрещенных рассказов.

— Ничего подобного! — возмутилась я. — Барякина писала дурацкие стихи, и это моя работа.

Вы что, решили сплагиатить мое должностное преступление?

Боевой стол горестно скрипнул ящиками, и на его экране появилась надпись:

ЭТО Я ВО ВСЕМ ВИНОВАТ. Я ВДОХНОВИЛ БАРЯКИНУ НА БОРЬБУ ЗА ПРАВДУ В ИНТЕРНЕТЕ.

Эллиот в изумлении посмотрел на него.

— И ты туда же?

Стол брякнул медалями, полученными за верную службу, а на его экране всплыли слова:

ПОД ТРИБУНАЛ, ДА?

Следом появилось крепкое армейское выражение.

Происходило что-то совсем неправильное! Мой любимый начальник, свет очей и свет в окне, собирался навсегда уйти из нашей фирмы, и это означало, что я больше никогда не увижу его гордый профиль на фоне полуприкрытых жалюзи.

— В том, что происходит, нет вашей вины! — горячо воскликнула я. — Дело в дурацких правилах! Нам надо убедить директрису, что мы должны вдохновлять писателей на что-то творческое! Пусть на стихи, пусть на споры с дураками в интернете, пусть на ваши фантастические рассказы… Со мной даже ваш стол согласен!

Стол вытянулся во фрунт и молодецки притоптнул.

— Да не пойдет на это Каролина, — сказал Эллиот. — Тут ведь очень простая логика: если творец занимается чепухой, он не зарабатывает денег, а если у него нет денег, ему не на что кормить семью, и он вообще уходит из профессии.

Мало ли на белом свете бывших писателей, работающих официантами или менеджерами по приему заказов?

Каролина права: пусть уж лучше они создают что-то коммерческое…

Он потрепал меня по плечу.

— Фиби, поверь, мне очень жаль расставаться, но…

Меня словно накрыло горячей волной. Он сказал, что ему жаль… А вели это значит… Ой, мамочки…

— Я сама поговорю с Каролиной, — решительно объявила я и приподнялась на цыпочки, чтобы посмотреть, где находится ковер-самолет, на котором наша начальница летает над офисом. Но то, что я увидела, повергло меня в ужас.

Директорский ковер забился в дальний угол, а вокруг него висели длинные белесые тени налоговых инспекторов.

Каролина забралась на кресло с ногами и испуганно смотрела на их восковые лица в непроницаемых очках с белыми стеклами.

— Чего вам надо? Я же заплатила все налоги!

Из других кьюбиклов начали высовываться головы сотрудников.

Я оглянулась. На экране стола бешено печатались непечатные выражения.

— Фиби, я могу одолжить твою волшебную палочку? — тихо спросил Эллиот. — Кажется, Каролину надо выручать.

СЕРИАЛ «ДНЕВНИК МОЕЙ МУЗЫ»

Хотите получать новые серии на почту?

Данной формы не существует. Нажните назад, для выбора другой формы.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий