Лекция в формате видео

Октябрьская революция. Россия. 1917 год

Текстовая расшифровка лекции

Величайшее событие, которое потрясло мир

Событие, которое в нашей истории называют Великой Октябрьской социалистической революцией 1917 года, окружено невероятным количеством мифов, часть из которых придумали в 1920-е годы для того, чтобы создать идеологический фундамент для всей деятельности СССР.

Часть легенд придумали в 1930-е для того, чтобы оправдать все то, что происходило во времена сталинских чисток и кампаний по милитаризации.

А часть мифов была придумана в 1960-е, когда в СССР отмечали пятидесятилетие большевистского переворота.

Дмитрий Налбандян «Выступление В. И. Ленина на Красной площади в 1919 году», 1970

Называют самые разные причины, по которым большевикам удалось не только захватить, но и удержать власть.

Миф № 1. Людей довели.

Все жили хорошо, но царь угнетал народ, и люди жили все хуже и хуже, пока однажды не восстали.

На самом деле в средние века — при монголо-татарах или при Иване Грозном — условия для жизни были ничуть не лучше, чем перед революцией. Вопрос не в том, что люди жили хуже или лучше. Вопрос — как они это воспринимали.

В начале XX века крестьян угнетали намного меньше, чем, скажем, в середине XIX века, когда процветало крепостное право, и помещик мог торговать своими крестьянами оптом и в розницу. Однако в то время ни к каким революциям это не привело.

Миф № 2. Народ-богоносец не хотел ничего плохого, но немцы прислали в пломбированном вагоне шпиона Ленина, и тот взял и развалил Россию.

Такие масштабные события, как Октябрьская революция, которая перевернула ход истории не только в России, но и во всем мире, не делаются руками одного человека. Если бы это было возможно, все бы только и засылали друг к другу шпионов, и у нас перевороты шли один за другим.

Если нет благоприятных условий, один человек не может ничего сделать. А вот если условия являются подходящими, то один человек может выступить катализатором или символом уже существующего процесса.

Когда нам хочется приписать божественные свойства отдельным людям — неважно, хорошие или плохие, — нам всегда надо помнить о том, что человеческому мозгу проще воспринимать какую-либо историю, если у нее есть главный герой.

На этом, собственно, построена вся литература и все театральные постановки.

А в реальности происходит следующее: у любого грандиозного события тысячи, а то и миллионы «авторов». Некоторые из эти людей занимают важные должности, некоторые больше на виду, но это не значит, что они как-то по-особенному влияли на мир.

Миф № 3. Народ распропагандировали большевики.

Чтобы распропагандировать кого-нибудь, нужны серьезные ресурсы (общественная кампания стоит очень дорого). По факту ресурсов у большевиков не было, а то, что давали с барского плеча отдельные спонсоры, вроде Саввы Морозова, хватало только на жизнь вождей и на печать прокламаций, которые рабочие и крестьяне все равно не читали в силу неграмотности.

Миф № 4. Это была кара за грехи. Чертовщина, предсказания Распутина и пр. Заговор евреев и масонов.

Без комментариев. Бабушкины сказки и теории заговоров оставим людям, которые совершенно не разбираются в общественных науках.

Миф № 5. Это был закономерный ход исторических событий. Маркс предсказывал революцию, вот она и произошла.

Маркс много чего предсказывал, в том числе и победу социализма во всем мире, — однако этого не случилось. Так что у него с вычислением исторических закономерностей как-то не очень.

Митрофан Греков «Трубачи Первой Конной армии», 1934

Все это ни в коей мере не приближает нас к пониманию того, что же произошло на самом деле. Но если мы зададимся целью “Я хочу разобраться в истинных причинах революции 1917 года”, то нам нужно смотреть на то, что называется Большими Трендами.

В каждом историческом периоде есть некий вектор развития, общее направление, куда все течет в силу того, что существуют определенные демографические, географические, климатические и прочие условия.

По ходу этой лекции мы разберем то, что обычно ускользает от внимания учителей в школе.

  • Демографию Российской империи;
  • Экономическую ситуацию;
  • Политическую составляющую;
  • Эпидемии;
  • Общественные мифы и представления о прекрасном.

Все это даст нам понимания ситуации, а получив нужные данные, мы сможем разобраться, почему все случилось так, а не иначе.

Сергей Прокудин-Горский «Вид с колокольни Троицкого собора (одноимённого мужского монастыря) на Соборную площадь Белгорода во время торжеств прославления Святителя Иоасафа Белгородского 4 сентября 1911 года Белгород», 1911

Демография Российской Империи

Когда ты находишься внутри системы и не имеешь доступа к точным данных, то понять, что происходит с с тобой, обществом и миром практически невозможно. Собственно, это и является причиной мифотворчества, окружающего Октябрьский переворот 1917 года.

Люди жившие в те годы, пытались разобраться в ситуации по горячим следам, но они зачастую не обладали достаточным количеством фактов, чтобы сделать полноценный анализ. Потребовался почти целый век, чтобы ученые восстановили более-менее точную картину, и сейчас нам уже доподлинно известно, в каком состоянии находилась Российская Империя накануне развала.

Как всегда, нам нужно смотреть не столько на конкретные цифры, сколько на их изменения.

Рост населения

В 1800 году в России проживало примерно 37,5 миллиона человек. А к 1897 году эта цифра возросла до 125-129 миллионов (это зависит от того, как считать — с Финляндией или без).

В 1913 году, накануне Первой мировой войны население Российской империи составляло 163 миллиона человек.

То есть за сто лет произошел настоящий бэби-бум. Причина этого заключается в том, что в среднем женщина рожала 6-7 детей, и детская смертность существенно снизилась из-за появления зачатков гигиены и современной медицины.

Земельный вопрос в России

86% населения Российской империи жило в деревнях и этим людям, чтобы прокормиться, требовался надел земли, желательно плодородный.

Но в ту эпоху нехватка земли была чудовищной — как раз в силу взрывного роста населения. Ртов стало намного больше, а плодородной земли больше не становилось.

Казалось бы — как подобная проблема могла возникнуть в такой огромной и при этом не особо заселенной стране? Перебирайся на новую землю и все будет в порядке!

Но чтобы переехать куда-то, нужны деньги — а откуда они возьмутся у крестьян?

Правительство в начале ХХ века помогало людям переселяться на новую землю, но если человек абсолютно неграмотен, если он никуда дальше ярмарки не ездил, то любой переезд для него — это очень страшно: “Куда я поеду? Как? У меня шесть детей и всем надо хлеба, а я могу кормиться только выращивая урожай”.

Кроме того, в Российской империи было не так-то много плодородных земель. Да, на юге имелись черноземы, но они к тому моменту уже были заняты, а в незаселенной Сибири климат не располагал к земледелию. Летом там очень жарко, зимой — очень холодно, а плодородный слой либо очень тонок, либо его вообще не имеется.

Но самая большая проблема — в отдаленных губерниях не было никакой инфраструктуры. Чтобы доехать куда-то, не говоря о том, чтобы построить дома и наладить хозяйство, требовались значительные ресурсы — силы, время и деньги.

Чудовищная бедность российских деревень обусловлена именно тем, что почти все они находились в зоне рискованного земледелия, и у страны не было условий, чтобы хоть как-то улучшить агрокультуру или дать беднейшим слоям населения альтернативные источники дохода.

Сергей Прокудин-Горский «Крестьяне на покосе», 1909 год. Отреставрировано братьями Константином и Владимиром Ходаковскими.

Грамотность в Российской империи

Только половина городских жителей умела читать и писать. В деревнях уровень грамотности составлял от 40% до 10%. А это означало, что человек даже научиться ничему не мог и был обречен жить в нищете.

Понятное дело, что в молодом возрасте он еще мог чего-то нахвататься, но к 30-40 годам у него уже появлялось убеждение, что “я всю жизнь прожил неграмотным и дальше проживу, зачем мне все это нужно?”

В литературе XIX века мы регулярно натыкаемся на сообщения, что барин, набравшийся западных идей, пытался развивать у себя хозяйство и предлагал крестьянам новые веялки или плуги, а они просто ничего не принимали.

Молодежный навес

Еще один важный момент — более половины населения Российской империи составляли дети и подростки до 20 лет. А стариков старше 60 было очень мало по нынешним мерками — около 7% (с некоторыми вариациями в зависимости от региона).

Таким образом среднестатистический житель Российской империи был очень молод, неграмотен и, разумеется, крайне беден.

Перспективы для среднестатистического жителя России

На что мог рассчитывать молодой человек, если он родился в какой-нибудь деревне Большие Кирпичи, куда вела одна дорога, непроходимая весной и осенью? Что должен был сделать человек, чтобы улучшить свою долю?

Выращивать урожай? Да, но у него нет земли. А если она и имелась, то не было оборудования и качественного семенного фонда.

Но даже если крестьянину посчастливится собрать большой урожай — дальше что делать? Куда и как его вывозить — если дорог нет? Кому продавать?

Перекупщику на ярмарке? Но перекупщик прекрасно знает, что кроме него в это село никто не поедет, и потому может назначать любые цены.

Прибавляем сюда бесконечные государственные поборы, ограничения на торговлю, отсутствие транспорта и т.п.

Ремесла

Может быть, крестьянину можно было заниматься ремеслами? Да, но по факту ему доступны были только самые простые изделия, потому что для всего, что будет посложнее телеги, требуются инструменты, дорогие материалы, возможность вывезти свой товар, возможность назначать адекватную цену и т.п.

А для того, чтобы заниматься торговлей, нужно быть членом купеческой гильдии и иметь особое разрешение. Государство со всего хотело получить копеечку, и это буквально разоряло и без того нищих крестьянин.

Возможность образования

Мог ли крестьянин получить профессиональное образование? Скорее нет, чем да. В деревнях, как правило, школ не было, а если они и были, там преподавала полуграмотная училка, у которой, дай Бог, за плечами семь классов гимназии.

Чтобы выучиться, надо было ехать город. А кто туда повезет ребенка? Где он будет жить? На что?

Кроме того, образование стоило денег. Понятное дело, что существовали благотворители, которые кому-то помогали, но на всех их явно не хватало.

Переезд в город

Еще был один вариант: подрасти, поехать в город и устроиться на завод.

На рубеже XIX-XX веков промышленность в Российской империи развивалась бешеными темпами — ее рост составлял 5,72%. Для сравнения: в США — 5,26%, Великобритания — 2,11%, Германия — 4,49%.

Сергей Прокудин-Горский. Пильщики, 1913

Однако за этим бурным ростом не поспевала инфраструктура. Рабочие в Российской империи работали по 9-12 часов, а то и больше. Система мотивации заключалась в бесконечных штрафах, условия труда были ужасные (никакой санитарии, чудовищный травматизм).

Зимой в цехах было холодно, летом жарко. Пыль, грохот, вечный стресс… Добавляем сюда проблему пьянства. Капиталисты хотели заработать как можно больше и содержали при своих фабриках лавочки, где продавали спиртное — зачастую в долг, под бешеные проценты.

После тяжелой смены у человека нет сил тащиться куда-то еще — он пойдет в ту лавку, которая поближе, а уж если у него начнется алкоголизм, то он будет спускать на водку все заработанное — пока не помрет. Но плакать по нему никто не будет, потому что тут же, рядом, стоит очередь из желающих наняться на его место.

И даже непьющих рабочих капиталисты пытались прикрепить к себе, к своим фабрикам. Часто рабочему не хватало жалованья на месяц, и он попадал в долговую кабалу к той же хозяйской лавке.

Все это делалось для того, чтобы запугать и замучить человека, чтобы он никуда не мог рыпнуться. Идей о том, что лучше помогать ему развиваться, давать премии и показывать жизненные перспективы, просто не существовало. Считалось, что если работяге дашь что-нибудь, так он тут же все прогуляет и пропьет.

Отсутствие семей

Основной контингент рабочих составляли молодые мужчины, и далеко не все они могли привезти в город свои семьи. Люди жили в бараках, в больших общежитиях с нарами. А жены и дети рабочих оставались в деревнях, куда отцы семейств лишь изредка наведывались.

Иногда получалось вывезти женщину в город, и тогда она устраивалась либо прислугой, либо прачкой, либо фабричной работницей. Но это было возможно только в одном случае — если у нее не было выводка детей.

Социальная незащищенность

Добавляем сюда полную социальную незащищенность. Отстаивать свои права было практически невозможно, суды всегда принимали сторону хозяев, и владелец предприятия мог вытворять все, что ему заблагорассудится.

Рабочий человек не видел никакого выхода. Его источниками информации были церковь, слухи и приказы начальства. И ничто не давало ему надежды на то, что его жизнь может как-то улучшиться. Ничто — кроме водки.

Возвращение в деревню

И тем не менее, когда такой мужик — в сапогах, с медной цепочкой на жилете, возвращался в родную деревню, там он считался большим человеком. Ведь он привозил какие-никакие, но все-таки деньги, а в деревнях с ними было очень туго — там все жили натуральным хозяйством.

Так что поток желающих отправиться в город никогда не иссякал.

Попытки бороться за свои права

Что могли сделать рабочие, чтобы улучшить свою жизнь?

Да по большому счету ничего, кроме как пойти на забастовку и митинг, но до определенного периода толку от них было немного. Более того, дело могло закончиться увольнением, тюрьмой или даже пулей, потому что нередко бастующих рабочих расстреливали.

Правительство с ними совершенно не церемонились, потому что понимания того, в каком аду живут эти люди, не было совсем. А если оно и было, все утешались мыслью, что “деды наши так жили, ну и мы будем”.

Российская интеллигенция

Сергей Прокудин-Горский. Три поколения: А. П. Калганов с сыном и внучкой, 1910

На нижних ступенях социальной лестницы это были всевозможные мелкие чиновники, студенты, городская беднота — в духе Родиона Раскольникова. Жили они в крошечных комнатах-чуланчиках, которые освещались керосинками. Питались всухомятку: если корочка хлеба есть — вот оно и счастье.

Мужчинам из этой среды было очень тяжело жениться, потому что они не могли обеспечить свою семью. А женщины шли в гувернантки и компаньонки, либо пытались отыскать себе хоть какого-нибудь жениха.

Мужчине, чтобы выбиться в люди, нужно было найти “место”, то есть стать чиновником и получить должность, которая позволяла брать взятки. Вообще в ту эпоху место чиновника рассматривалось как место кормления.

Это важный момент, потому что ощущения того, что можно чего-то добиться, не мучая и не эксплуатируя своего ближнего, просто не было. Тем не менее некоторые смутно догадывались, что это возможно. Но как построить общество, в котором не будет эксплуатации, никто не понимал.

Интеллигенция побогаче происходила из дворян или получивших хорошее образование купцов. Чаще всего она кормилась со своих поместий, но некоторые ее представители становились юристами, врачами, инженерами и т.п. и неплохо себя обеспечивали.

Такие люди чаще всего оставляли мемуары, и из-за этого появилось ощущение, что вся русская интеллигенция была состоятельной, обитала в больших квартирах, а на лето уезжала когда на дачу, а когда в Ниццу. Но на самом деле большинство людей умственного труда жило если не в нужде, то в довольно стесненных условиях.

Среди более-менее осознанных людей бытовало чувство вины перед народом. “Мы-то с вами чай с плюшками пьем и поэзию с историей обсуждаем, а два шага в сторону отойди, и там будет пьяный в канаве валяться. А еще чуть от города отъедешь, там будут несчастные крестьяне, которые пашут, как кони, и не имеют ни медицинской помощи, ни образования, ни возможности съездить куда-то. Они вообще ничего не видят в жизни, кроме очень тяжелого труда. И единственное приключение, которое их ждет, — это пьяные разборки. Ведь это ужас! Как бы нам помочь народу? Что же мы можем сделать?”

При этом наблюдалась полная оторванность человека интеллектуального труда от крестьянина и рабочего. Это были разные миры. Люди, которые читают, очень сильно отличаются от тех, кто просто неграмотен. Люди, которые хоть раз в жизни ездили на трамвае, очень сильно отличаются от тех, кому и поездка на лошади не по карману.

В одной части общества понимали, что такое теория Дарвина, что такое астрономия; в другой части общества верили, что гром происходит потому, что Илья-пророк ездит по небу на огненной колеснице.

Еврейский вопрос

Еще обязательно надо упомянуть о такой небольшой прослойке как евреи.

Исаак Бродский “Автопортрет с дочерью”, 1911

Почему это важно? Потому что существует устойчивый миф, что революцию в России устроили евреи.

На самом деле это царское правительство, лишив евреев многих гражданских прав, привело их в революцию.

Если талантливый и образованный молодой человек пытался чего-то достичь, а все ворота перед ним были закрыты, что ему оставалось делать? Например, он не мог поступить в армию и на государственную службу, или даже просто не мог выехать за черту оседлости — для этого требовались особые документы.

Что ты можешь поделать в этой ситуации, если ты уродился евреем?

Некоторые выбирали путь выкрестов, то есть принимали православие. Но при этом им приходилось, по большому счету, отрекаться от своей семьи, от своей самоидентификации. А в те времена без помощи близких выжить было крайне затруднительно.

Становясь выкрестом, человек отказывался от того ресурса, что у него есть, — пусть и очень небольшого, и выходил в мир со штампом в паспорте, что он православный. Но таких православных — миллионы, а дальше что?

Кроме того, такой путь подходил только нерелигиозным людям. А если для тебя вера — это очень важно, как ты ее сменишь? Никак.

Особенно сложно было тем, у кого, что называется, на лице написано, что он еврей. Общество отвергало таких людей просто потому, что “так принято”.

Российские капиталисты

К началу ХХ века помещичье сословие практически изжило себя. Зато народился новый класс капиталистов. Кем же они были?

По большей части  — внуками тех диких купцов, которых описывал еще Островский. Их деды были хваткими, суровыми, злобными мужиками с крайне неразвитой эмпатией. Они видели в своих ближних разве что козявок и уважали только силу и деньги. Многие из них отправляли детей и внуков учиться за границу, и те, получив образование, приезжали обратно и пытались внедрить западные технологии на российской почве.

У многих получалось, потому что в семье был опыт зарабатывания денег, предыдущими поколениями был накоплен капитал, и было понимание — что и как работает. Экономический бум, о которым мы говорили выше, как раз и был создан этими предприимчивыми людьми.

Однако социальная осознанность в этой прослойке была крайне низкой. Российские капиталисты буквально поголовно были шовинистами; разумеется, многие из них думали, что самый лучший способ обогатиться — это получить госконтракт или особые привилегии. И все это делалось лишь для того, чтобы потом меряться со своими знакомыми — кто больше заработал, у кого экипаж получше, у кого лошади резвее.

Борис Иогансон «На старом уральском заводе», 1937

Знать

Высшее сословие все еще было невероятно богато, но в кругах аристократии царила полная архаика. Если у капиталистов все-таки было чувство миссии, они что-то пытались сделать, то у высшего дворянства в головах не было ничего, кроме самого кондового православия и — параллельно — мистицизма.

Аристократия занималась бесконечными развлечениями и точечными благодеяниями: “А давайте проведем бал в пользу туберкулезников?” И все танцуют, пьют и едят для туберкулезников.

Если вы хотите посмотреть, чем и как жил человек из этого круга, почитайте мемуары князя Феликса Юсупова.

Смотришь на это все и думаешь: “Боже мой, человек какой-то безнадежной глупости и крайне ограниченного мышления, и, тем не менее, считает себя высокообразованной и культурной личностью, которой все должны».

Балы, устройство семейных и карьерных дел и бесконечные пустые «духовные поиски» — таким был мир, в котором обитали царь и его приближенные.

Дмитрий Кардовский «Бал в петербуржском дворянском собрании», 1913

Расизм, индустриализация и колониальные захваты

Чтобы понимать, чем дышало российское общество перед началом революции, важно помнить, что весь западный мир в ту эпоху жил идеями индустриализации, расизма и гонки вооружений.

Во всех странах происходило примерно то же самое, что и в России. Понятное дело, что Великобритания, Франция и США были побогаче, но существовали еще и Османская империя, и Австро-Венгерская империя, и там тоже было чудовищное социальное расслоение.

В то же время это был век колониальных захватов, когда белые люди, а также японцы, вооружившись современными технологиями, пытались получить все больше и больше территорий и рынков сбыта, и постоянно мерялись друг с другом — кто же из них круче.

Великие изобретения

На памяти одного поколения появились автомобили, самолеты и танки. В домах было проведено электричество и телефон. На транспорте стали использовать дизельные двигатели. Во многих городах появился асфальт, трамваи, водопровод и прочие радости цивилизации.

Прививки становятся массовыми. Возникает серьезное медицинское обслуживание, появляются общественные учреждения — например, публичные библиотеки. Люди стали свидетелями целого ряда открытий в медицине, военном деле, транспорте, химии и прочая, прочая.

То есть общество по своему устройству еще было крайне архаичным, но у него появились невиданные доселе ресурсы.

За что боролась Россия того времени?

Россия была весьма типичной для своего времени колониальной державой. Она, кстати, получилась такой большой именно из-за того, что постоянно присоединяла к себе все новые и новые колонии. Если Великобритания и Франция колонизировали земли в Новом свете, в Африке и Азии, то Россия обычно прибирала к рукам те территории, которые находились у нее под боком — в Средней Азии и на Дальнем Востоке.

Василий Верещагин «Нападают врасплох», 1871

Как и все белые люди той эпохи, русские считали себя самыми крутыми и продвинутыми. Именно этим, в первую очередь, было обусловлено чудовищное поражение во время Русско-японской войны: русские вступили в нее в полном убеждении, что им придется воевать с какими-то мартышками, а не с современной высокотехнологичной державой.

Россия пыталась отжать у Великобритании Персию и искренне считала, что север Китая — это ее зона влияния (китайцев, понятное дело, ни о чем не спрашивали).

Все играли в игру с нулевой суммой — либо ты меня, либо я тебя, и при этом горизонтальных связей между странами было очень мало.

Люди не владели иностранными языками и мало путешествовали. Возможность выехать за границу до сих пор является показателем статуса, а тогда путешественник считался необыкновенным везунчиком и чуть ли не героем.

Одним словом, влиять хотелось чуть ли не на весь мир, а информации о том, как живут соседи, было катастрофически мало.

Плакат времен Русско-японской войны, 1904

Величие — запомним это слово, потому что оно обозначало главный товар той эпохи.

Всем очень хотелось, чтобы кто-то признал их великими и имеющими значение. Этим самым величием мерялись императоры и нации, купцы и писатели, артисты балета и охотники. За величие не жалко было умирать, за величие не жалко было убивать.

Национальное самосознание

Еще одна важная штука для понимания того времени — это национальное самосознание.

Существует безумный миф о том, что нация — это понятие древнее. Да ничего подобного! В доиндустриальную эпоху у людей было такое самоопределение: «Я подданный такого-то царя или короля». Или «У меня есть мой помещик — я егошный».

И еще: «Я православный (или католик, мусульманин и т.п.)».

А понятия единый нации вовсе не существовало, потому что в каждом местечке было свой диалект и свои культурные особенности.

Сейчас нам даже сложно представить, насколько по-другому разговаривали люди. Можете в качестве примера почитать воспоминания о Максиме Горьком: современники всегда отмечали, что у него очень необычный говор.

Идея национального самосознания пришла в Россию из центральной Европы: когда Наполеон завоевал мелкие немецкие и итальянские княжества, местным интеллектуалам потребовалась некая объединяющая идея, которая могла бы помочь в организации сопротивления.

Немцы начали задумываться: “Мы ведь не просто граждане раздробленных княжеств, мы единый народ с общим наследием и культурой”.

На основе этого начала выстраиваться концепция нации, и потом она перешла в другие страны и стала популярной, потому что с ее помощью можно было поддерживать то самое величие.

В России эта идея тоже прижилась и трансформировалась в русское национальное самосознание. На это ушло несколько десятилетий, но к началу Первой мировой войны это уже было полностью укоренившееся понятие.

Кто такие большевики?

Это были люди, которых волновала проблема несправедливости и социального неравенства, и они, как могли, боролись за права рабочих. Однако к началу Первой мировой войны большевики были очень скромной по масштабам и очень типичной для всех индустриальных стран группой энтузиастов — последователей Маркса, которые считали, что капитализм должен изжить себя в силу законов истории.

Большевики, как и многие другие социалисты, являлись последователями Карла Маркса, но их проблема заключалась в том, что они относились к своей идеологии как к религии.

“Учение Маркса всесильно, потому что он верно” — доказательств этому постулату не требовалось.

Они не ставили под вопрос научные методы, с помощью которых Маркс изучал жизнь рабочих Великобритании в 1840-х годах. Они не учитывали то, что ситуация может меняться с течением времени.

Почему до поры до времени большевики не имели влияния на российской общество?

Потому что рабочего класса, среди которого эта идеология находила спрос, было мало.

Кроме того, рабочим некогда было заниматься политикой. Мы помним, что они трудились в очень тяжёлых условиях, и к концу дня им уже было не до Карла Маркса.

Чтобы проникаться какой-то идеологией, надо ходить на митинги, слушать, вникать — а где брать на это силы и время?

Плюс сама городская среда не подразумевала быстрого распространения какой бы то ни было идеологии, если она не навязывалась сверху.

Чтобы нам сейчас надо доехать из точки А в точку Б, мы либо садимся на машину, либо пользуемся общественным транспортом. А сто лет назад в российских городах общественный транспорт был не особо развит; кроме того, он был дорогой — особо не наездишься.

Часто заводы строились не в черте города, а на окраинах: попробуй-ка туда доберись! А для того, чтобы там возникла большевистская ячейка, туда должен кто-то прийти и что-то организовать, и при этом увернуться от полиции, которая за ним охотится.

То есть, всё это было сопряжено с огромными трудностями, которые могли преодолеть только люди определённого типа.

Особый тип людей

Для подпольной политической деятельности подходили лишь фанатики, которые готовы были жертвовать собой и идти в тюрьмы и на каторгу ради идеи. Таким образом происходил отсев личного состава партии, и в ее ядре оставались только те люди, которые по своему типажу напоминали ранних христианских мучеников.

Илья Репин «Отказ от исповеди», 1879-1885

Постепенно они обросли учениками, святыми, всевозможными навыками и технологиями, которые помогали им распространять свои идеи. У них появлялись подпольные типографии и добровольные помощники.

Однако государство не желало ничего слушать. Царские чиновники и аристократия не допускали мысли о том, что, возможно, социалисты вообще и большевики в частности могут принести пользу обществу. В России начала ХХ века все те, кто пытались добиться социальной справедливости, записывались во враги государства и вынуждены были уходить в подполье. Не имея доступа к другим средствам политической борьбы, многие из них становились террористами и начинали стрелять в губернаторов и чиновников, что только озлобляло власть придержащих.

В целом большевикам не на что было рассчитывать, если бы не… Первая мировая война.

Первая мировая война

Основная причина Первой мировой войны – это длительная тяжба европейских держав за условия торговли.

Напомним о том, что наполеоновские войны заставили немцев объединиться: «Если мы будем поодиночке, нас непременно разобьют».

Но, создав национальное государство позже всех, Германия не смогла принять участие в борьбе за величие наравне со своими основными конкурентами — Великобританией и Францией.

Пытаясь наверстать упущенное, немцы устроили гонку вооружений и основательно вложились в армию и флот. Тем самым они до смерти перепугали французов и англичан. Те тоже стали вооружаться и ставить перед соседями всевозможные торговые барьеры: “Ах вы так? Тогда мы наложим на вас дополнительные таможенные пошлины».

Все это обсуждалось в газетах и нагнетало обстановку в течение десятилетий. В результате получилось, что европейские нации, и так не питавшие друг к другу большой любви, люто друг друга возненавидели.

Основные виновники

Основными виновниками были военные промышленники, которые хотели получать новые контракты от государства, чтобы поставлять в армию вооружения. Они на этом делали огромные деньги и потому запугивали чиновников и правителей всеми силами и средствами — в  том числе с помощью фальшивок, взяток и т.п.

Аристократия и высшие чиновники ездили на учения, смотрели в бинокли на то, какие чудеса может творить пулемет или крупнокалиберная пушка, и начинали мечтать о том, чтобы отхватить у соседей лишний кусок территории.

Альбер-Пьер Деван «Смотр войск Николаем II в Бетени 21 сентября 1901 года», 1905

Европейские монархи находились друг с другом в той или иной степени родства и, как принято в больших семьях, без конца мерялись, кто из них круче и кто кому может что-то доказать.

Огромную роль сыграли чудовищная неграмотность всех участников и непонимание того, что война — это не веселая колониальная прогулка. Даже самые образованные люди того времени слабо представляли себе, во что может вылиться конфликт крупных индустриальных держав. Недооценивалось все — от стоимости войны до ее возможных социальных последствий.

Прибавляем сюда значительный молодежный навес — в первую очередь, большое количество молодых, недавно переехавших в города мужчин. Они были крайне агрессивны, т.к. находились на низшей ступени социальной пирамиды, не имели семей, не имели перспектив и потому буквально рвались в бой — чтобы доказать собственную состоятельность в жизни. Именно поэтому известие о начале войны было встречено на ура по всей Европе.

Почему Россия вступила в Первую мировую войну?

В России было всё то же самое, но, кроме того, она вписалась в войну из-за союзнического долга, потому что у неё были обязательства: если вдруг кто-то нападёт на наших союзников, мы обязаны вмешаться. А это, в свою очередь, было связано с крупными кредитами, взятыми у Франции и Великобритании на развитие промышленности и армии.

Когда в августе 1914 года разразился политический кризис, Россия объявила о всеобщей мобилизации. А так как речь шла об очень большой стране с огромными людскими резервами, это еще больше напугало и озлобило немцев. Мужиков мобилизовали для того, чтобы как следует пригрозить соседям, но проблема не только не разрешилась, но и перешла на новый уровень. Начались боевые столкновения.

Царю и его окружению очень хотелось отмыться от позора Русско-японской войны. Опять же, хотелось величия.

Ну и ещё хотелось осуществить старую добрую мечту: отобрать у турок Босфор и Дарданеллы и взять Константинополь (ныне Стамбул).

Почему это было важно? Потому что все европейские державы в течение тысячи с лишним лет грезили о возрождении Римской империи. На Западе, понятное дело, хотелось вернуть к жизни ее западную часть, а в России мечтали о том, чтобы воскресить восточную — то есть Византию, которая пала под напором турок и со временем превратили в Османскую империю.

Царю хотелось, во-первых, вернуть Константинополь как священный город, в котором зародилось православие. А во-вторых, для отечественной торговли всегда были важны черноморские проливы. География Российской империи такова, что все ее основные реки либо впадают в Северный Ледовитый океан, либо текут куда-то, откуда нет свободного выхода — в Каспийское или Чёрное море. А проливы, те самые Босфор и Дарданеллы, ведущие из Чёрного моря в Средиземное, контролировалось турками, которые накладывали на русских большие пошлины. То есть все опять сводилось к рынкам сбыта и условиям торговли.

Деревенские мужики идут на фронт

За время Первой мировой войны 12 миллионов мужчин оказалось под ружьём. Их вытащили из родных медвежьих углов, посадили на поезда и дали им оружие – что-то, чего они в руках сроду не держали.

И внезапно оказалось, что вчерашние темные разобщенные крестьяне превратились в немалую силу.

Все это создало идеальную среду для социалистической пропаганды.

Виктор Мазуровский «В поход»

Если раньше для того, чтобы распропагандировать одну деревню, нужно было преодолеть Бог знает сколько вёрст, по грязи дойти до деревни Большие Кирпичи, найти того, кто тебя будет слушать, то теперь все изменилось.

Теперь есть окоп, в котором все сидят вместе. Теперь есть вокзал, где сотни, а то и тысячи солдат ждут посадки на поезд. Теперь перед тобой каждый день возникают новые лица.

Так большевики и получили доступ к аудитории.

Солдаты плохо понимали, что вообще происходит, а агитаторы давали им простую и понятную картину мира, которая идеально ложилась на их собственные воззрения.

Как только российская армия начала нести потери, война за величие всем надоела. А потери были чудовищными: до 1,300 миллиона убитыми и пропавшими без вести, почти 4 миллиона раненых, 2,4 миллиона человек попали в плен. При этом то и дело происходили ошибки в командовании, и простой солдат ясно видел, что начальство относится к нему как к пушечному мясу.

Члены царской фамилии считали, что они лучше всех умеют управляться с войсками, и приняли на себя руководство боевыми действиями. Одно глупое решение шло за другим, и всё это выливалось в  невиданные потери.

Кроме того, снабжение армии никуда не годилось. Ушлые капиталисты пришли к нехитрой мысли, что война – это прекрасная возможность разбогатеть. Многие из них подписались на контракты на поставку в армию и при этом пытались сэкономить всеми возможными способами. Очень часто получалось так, что новенькие шинели рвались по швам. В них невозможно было сесть – все пуговицы отлетали. Сапоги разваливались, а если у тебя в окопе ноги окоченели, какой из тебя вояка?

Солдаты начали болеть, а зачастую и голодать, и в многих головах зародились вопросы: «Что я тут вообще делаю? За что я должен сражаться?”

Развал экономики в тылу

В тылу экономика просто развалилась. Рабочих рук остро не хватало — автоматизации в то время практически не существовало, а это означало, что если нет человека, который будет закручивать гайки или бить лён – значит производство встало.

Многие процессы на производстве были завязаны на физическую силу здорового мужчины, и женщины были не в состоянии выполнить эту работу.

Да, понятное дело, обычная женщина может служить кондуктором, продавцом, учителем в школе или ещё кем-нибудь, но она не может, например, вспахать поле — тем самым дедовским способом, который повсеместно использовался в России в начале ХХ века. Нужно было очень сильно нажимать на плуг, и это была крайне  тяжёлая физическая работа. Кроме того лошадей в деревнях остро не хватало — ведь их тоже мобилизовали на нужды армии.

Напоминаю, что в деревнях жило 86% населения, и у оставшихся в тылу женщин были на руках малые ребятишки, заботу о которых никто не отменял. В такой ситуации неизбежно наступал экономический коллапс.

Вместо того, чтобы поддерживать товарообмен, правительство не придумало ничего лучше, как наложить на торговлю дополнительные ограничения. Делалось это для того, «чтобы цены не росли». Всё это добило логистику, и к началу 1917 года в городах начинаются перебои с хлебом.

Джеральд Приз «Падение Остенде, октябрь 1914», 1917

На транспортный коллапс наложилась проблема беженцев, которые везли с собой тиф, дизентерию и прочие болезни военного времени.

В России исчезли многие вещей, которые раньше поставлялись из-за границы. Остро не хватало паровозов и запчастей к ним. Нужны были вагоны, смазочные материалы, автомобили, винтики для очков…

До начала войны никто не задумывался об этом — в городах можно было пойти в лавку и найти то, что тебе надо. А сейчас по всей западной границе империи шла война, и внешняя торговля с Европой практически прекратилась. Это нанесло тяжелейший удар по промышленности, которая почти на сто процентов работала на импортном оборудовании. Если машина или станок ломались, запчастей к нему просто не было, а самоделки, сделанные из того, что Бог пошлет, приводили к авариям — в первую очередь, на железных дорогах.

Оказалось, что требуются десятилетия, чтобы наладить современную экономику, а разрушить ее можно всего лишь за три года войны.

Пассивное сопротивление

Революция началась с пассивного сопротивления. Солдаты не желали идти в бой неизвестно за что. Офицер отдавал приказ, а его посылали по матушке — и что он сделает? Отдаст под трибунал всю роту? А если он пытался решить вопрос рукоприкладством, его просто убивали: «Извините, это не мы, это немецкий снайпер».

Очень часто подлечившиеся раненые отказывались выписываться из госпиталя: «Нет, на фронт мы не поедем, мы ещё не выздоровели». Одним словом, народ всеми правами и неправдами начал саботировать войну.

В столицах росло озлобление против царствующей семьи: «Романовы все провалили!»

Масла в огонь подливала история с Распутиным: царица Александра, которую и так подозревали в том, что она немецкая шпионка, ударилась в мистику и приблизила к себе сумасшедшего шарлатана.

Настроение в деревнях было такое: бабы и старики ни за что не хотели отдавать то, что было выращено ценой невероятных усилий. Они прятали урожай, и на все вопросы чиновников отвечали: «Нема хлеба». А в городах хлеба очень хотелось, потому что там нечем было кормить детей.

Всё это происходило в начале 1917 года на фоне поражений на фронте. И в этот момент в городах начались массовые демонстрации, которые привели к свержению монархии.

Царю уже просто никто не подчинялся, и его вежливо попросили отречься от престола

Андрей Ромасюков «Остановленное время», 2017

Между тем в городах и на фронте ширилась большевистская агитация. Ее популярность объясняется просто: все тезисы, которые озвучивали большевики, были близки и понятны людям, оказавшимся в крайне тяжелой жизненной ситуации: “Всем все дадим, а ваших обидчиков накажем!”

Временное правительство

На смену царю пришло Временное правительство, которое должно было управлять государством до созыва Учредительного собрания. А то, в свою очередь, должно было решить, как жить дальше и какую форму правления принять.

Проблема заключалась в том, что Временному правительству не хватало легитимности, оно не было уверено в своих силах и именно поэтому бесконечно поддакивало и вашим, и нашим. Оно не было помазанником божьим, как царь, оно никем не выбиралось. Его состав определял Временный комитет Думы и Петроградский совет.

Первый состав Временного правительства. Агитационный плакат. Март 1917.

Но самой большой проблемой было то, что все ждали от правительства чуда и незамедлительных реформ, а у него не было денег даже на текущую деятельность. Экономика находилась в состоянии хаоса, налоги толком не собирались и единственным источником денег стали займы у союзников.

Англичане и французы требовали продолжения войны любой ценой, что в корне противоречило интересам абсолютного большинства населения России. У Великобритании и Франции были свои проблемы: они вели кровопролитные бои на Западном фронте, и выход России из игры мог обойтись для них очень дорого.

Временному правительству надо было принимать решение — чьими интересами пожертвовать, а чью сторону принять.

Массовое дезертирство

Пытаясь сделать хоть что-то, что успокоит народ, Временное правительство сделало широкий жест и объявило об отмене старых сословных привилегий. Но это было воспринято как призыв делить помещичью землю — хотя об этом речи не шло.

Солдаты решили, что офицеры им больше не указ, и просто отказывались им подчиняться. Началось массовое дезертирство и избиение командующего состава.

Митрофан Греков «На защиту родной станицы»

Фронт открылся, на восток потекли поезда, захваченные силой, но немногие солдаты смогли быстро добраться до родных деревень — машинисты начали разбегаться, а у паровозов не было ни угля, ни запчастей.

В результате к лету 1917 года в городах и на узловых станциях оказались толпы солдат, которые не могли никуда уехать. Они спали где придется и жили грабежами и распродажей военного имущества. Разумеется, все они сидели как на иголках, все ругали власть и ждали чуда.

А чудо им пообещали большевики, засевшие в стихийно созданных органах власти — так называемых “советах”.

Что такое Советы?

Дезертиры, рабочие и примкнувшие к ним активисты левого толка начали организовывать в городах советы. Они объявили себя настоящей властью, так как за ними стояла реальная военная сила — вооруженные дезертиры. Но у них не было никакого административного ресурса и хоть сколько нибудь продуманного плана действий.

Заправляли в советах большевики и других социалисты. А как только они начали распоряжаться имуществом, захваченным силой тут и там, к ним стали примыкать толпы оппортунистов, желающих поправить свои дела за чужой счет. Партия большевиков начала стремительно расти.

Большевистский переворот

17 сентября 1917 года должны были состояться выборы в Учредительное собрание, но их перенесли на 12-14 ноября. И Временное правительство, и большевики взаимно обвиняли друг друга в затягивании его созыва. Предприятия стояли, в гарнизонах творилось невесть что, и на каждом углу гремели митинги — за и против продолжения войны.

Большевистский переворот, который позднее окрестили Великой Октябрьской социалистической революцией, произошел, можно сказать, под воздействием эмоций.

В Петрограде скопилось огромное количество праздношатающихся солдат, которые буквально парализовали жизнь в городе. Временное правительство попыталась отправить их на фронт. Большевики делали все, чтобы этого не случилось, и глава правительства, Керенский, принял решение арестовать наиболее заметных смутьянов. Ленин, Троцкий и их соратники оказались перед простым выбором: либо мы арестовываем Временное правительство, либо оно арестовывает нас.

У Керенского не было верных войск, а у большевиков были, и поэтому все закончилось быстро и вполне предсказуемо. Красногвардейцы, то есть члены самопровозглашенных дружин, состоящих из вооруженных рабочих и дезертиров, захватили телеграф, телефон, вокзалы и Зимний дворец. Временное правительство частью бежало, а частью было арестовано.

После захвата власти

Захватив власть, большевики объявили, что это было сделано ради созыва Учредительного собрания. Они выпустили манифест, в котором объявили следующее:

  • Война прекращается,
  • Земля переходит крестьянам,
  • Фабрики — рабочим,
  • А вся власть — советам.

На словах все это звучало прекрасно, а на практике означало следующее: не встречая сопротивления, немцы наступают на Петроград, экономика окончательно разваливается, а власть переходит непонятным личностям, которых никто не выбирал.

Построение социализма и коммунизма

Лидеры большевиков считали, что теперь они смогут построить социализм, а потом и коммунизм — разумеется, после победы над врагами. Однако никто не понимал, что это такое.

Для простых людей коммунизм означал старую добрую идею построения Царствия Божьего на земле. В силу куцего образования они просто не знали, что другие люди уже много раз пытались создать нечто подобное. В качестве примеров можно вспомнить религиозные коммуны в Европе периода Реформации, поселения эмигрантов в Новом свете, движение тайпинов в Китае и т.д., и т.п.

Кузьма Петров-Водкин «Фантазия», 1925

Но в 1917-1918 годах большевикам было не до исторических аналогий. Протестуя против насильственного захвата власти, жители городов объявили всеобщую забастовку. Не работало вообще ничего, кроме рынков и увеселительных заведений.

Первые действия большевиков

Экономика окончательно встала, и большевики начали бороться с внезапно навалившейся разрухой понятными им методами:

Начались массовые аресты недовольных. Причем содержать арестованных должны были их семьи, а не государство.

Вскоре был создан первый репрессивный орган, ЧК, который начал выполнять функции политической полиции.

Чтобы раздобыть денег на работу нового правительства, большевики вскрыли банковские сейфы и приступили к прямому грабежу: они приходили в богатые дома и забирали все, что понравится.

Свободная пресса, критиковавшая большевиков, была уничтожена в несколько приемов. Сначала правители объявили о государственной монополии на рекламу и тем самым лишили оппозиционную печать средств к существованию. Потом было объявлено, что типографии, печатная краска и бумага должны доставаться только тем газетам, которые представляют интересы народа. Кто это будет — решали сами большевики.

Вскоре оппозиционная пресса была вовсе запрещена.

Всеобщая забастовка специалистов привела к тому, что на их места были наняты первые попавшиеся люди. Так водопроводом, продовольственными вопросами и образованием начали заведовать совершенно случайные кадры, что еще больше усиливало всеобщую неразбериху.

Война не прекращается

Новые правители искренне верили, что рабочие в других странах по примеру большевиков в России тоже свергнут свои правительства, и дело кончится мировой революцией. Однако этого не произошло. Немцы продолжили наступление на восток и, не встречая ни малейшего сопротивления, почти вплотную подошли к Петрограду.

Правительство спешно эвакуировалось в Москву, а чтобы договориться с немцами о мире, им пришлось отдать огромные территории на западе империи.

Это стало последней каплей для многих патриотов. Бывшие царские генералы начали вести переговоры с союзниками о кредитах и поставках военного имущества для добровольческих армий, которые должны были бороться с большевиками. В центры сопротивления потянулись молодые люди, желавшие присоединиться к Белым армиям, а также беженцы, для которых жизнь в большевистской России стала невыносимой.

Андрей Ромасюков «Ледяной поход. Претерпевшие до конца», 2017

Голод и болезни

Гражданская война в России протекала на фоне голода и страшных эпидемий, которые сыграли существенную роль в победе большевиков. Для сопротивления нужны силы и энергия, а их просто не было.

Чтобы “победить капитал” новая власть вовсю боролась со спекуляцией, то есть с частными предпринимателями, которые снабжали города продуктами. Кроме того, в деревни направлялись вооруженные отряды — отбирать “излишки” у крестьян. Все это лишь усугубляло катастрофическую ситуацию с продовольствием. Города стремительно теряли население — оно просто разбегалось.

Кроме того, одна за другой накатывали эпидемии. Испанский грипп унес жизни около 3 миллионов человек, сыпным тифом переболели не меньше 7,5 миллионов. 700 тысяч умерли, а остальные еще долго боролись с последствиями, одно из которых — расшатанная нервная система, вспыльчивость и неадекватные решения. Надо ли объяснять, что все это сыграло значительную роль в ожесточении людей?

Почему красные победили белых?

К 1918 году государственная машина в России была полностью разрушена, а дальше началась гонка на скорость — кто быстрее создаст новые органы власти, кто обеспечит какое-никакое снабжение, кто будет выдавать блага и наказывать неугодных. Красные справились с этой задачей — просто потому что на занятой ими территории проживало больше народу, у них была промышленность, железные дороги и иные ресурсы.

Митрофан Греков «Тачанка», 1925

Белые вынуждены были иметь дело с окраинами империи, где инфраструктура была намного менее развита и где население было крайне разнородным и вовсе не стремилось подчиняться пришлым чужакам — белым генералам.

Многие народы, присоединенные к Российской империи, жаждали получить независимость, и победа белых означала для них отказ от этой мечты.

Красные создали систему, в которой твое личное выживание зависело от того, присоединишься ли ты к новой власти. Жилье и еду могла обеспечить только госслужба или служба в армии, поэтому волей-неволей люди становились на сторону большевиков и помогали им отстраивать государственную машину.

Беженцев и забастовщиков заменили выходцы из других регионов или деревенские жители. Они мало что умели, но зато ими двигало ощущение того, что жизнь дала им единственный в своем роде шанс, и его надо использовать по максимуму.

Идеология большевиков была простой и понятной: если ты принадлежишь к трудовому народу, ты по определению — избранный и потому спасешься. А всех прочих ждет уничтожение в революционном огне.

Причины поражения белых

Основной причиной была нехватка ресурсов. Белым отчаянно не хватало людей, у них не было военных заводов и мастерских, и они были не в состоянии наладить снабжение армии.

Дмитрий Белюкин «Белая Россия. Исход», 1992-1994

Добровольцев было недостаточно для того, чтобы победить красных, а насильственные мобилизации приводили лишь к тому, что солдаты сдавались в плен при первом удобном случае.

Удержать их жалованьем или иными посулами, как это делали красные, было невозможно: у большевиков в армии кормили лучше, чем “на воле”, а у белых армия зачастую была вынуждена грабить мирное население, чтобы прокормиться.

Союзники, обещавшие белым генералам помощь, устали от войны. Их экономика тоже переживала нелегкие времена, а их собственные рабочие зачастую откровенно саботировали поставки белогвардейцам — из классовой солидарности с большевиками.

В результате белые получали сломанное оборудование, патроны, которые не подходили к винтовкам, или подковы, которые не годились для казацких лошадей.

Кроме того, у белых не было понятной идеологии. Они боролись против большевиков, но не могли объяснить, чего именно они хотят, так как единственной объединяющей их идеей был оголтелый антисемитизм.

Каждый из белых генералов желал отличиться и превратиться во влиятельную фигуру; у каждого из них были свои представления о правильном пути развития. Одни мечтали о восстановлении монархии, другие — о республике, третьи вообще говорили: “Мы люди военные, наше дело — прогнать большевиков, а там политики разберутся, что и как делать”.

В результате лидеры Белого движения так и не смогли договориться друг с другом, и красные разбили их поодиночке.

Причины жестокости

Россия потеряла в гражданской войне куда больше народу, чем во время Первой мировой войны. Озлобленность всех против всех была невероятной, и виной тому — последствия эпидемий и общий стресс от войны. Три года, проведенные в окопах, приучили русских мужиков к смерти и к тому, что любая человеческая жизнь не стоит ломанного гроша.

Митрофан Греков «Замерзшие казаки генерала Павлова», 1927

Красные невольно пошли по тому же пути, что и христианские завоеватели средневековья. Те верили, что жалеть грешников не имеет смысла — они все равно должны сгинуть. Буржуи были для них своего рода “порождением дьявола” — неисправимыми, во всем виноватыми и не заслуживающими никакого сочувствия.

Белые верили во всемирный еврейский заговор и относились к коммунистам, как к бешеным собакам.

Никто не разбирался в причинах и обстоятельствах поступков. Проблема решалась просто: людей “шлепали” — как насекомых.

Что построили большевики?

Первое поколение большевиков искренне думало, что они освобождают трудящихся. По факту, они передали все ресурсы страны новой партийной аристократии, партийным деятелям.

Трудящимся вообще ничего не принадлежало, потому что частная собственность была запрещена, и рабочий на заводе никаким образом не мог распоряжаться средствами производства. Он просто был наёмным сотрудником и работал на нового капиталиста — партию.

Большевики думали, что мировая революция неизбежна, потому что об этом говорили их священные книги. Выяснилось, что это совершенно не так. Достаточно было западным державам принять законодательство, которое защищало права трудящихся, и всем стало намного лучше и проще жить – и нанимателям, и сотрудникам.

Основная проблема большевиков, заключалась в том, что они не учли основную мотивацию человека. В первую очередь, люди хотят заботиться о себе и своей семье. И это нормально, так и должно быть. Человек хочет жить в своём доме, ему хочется, чтобы его никто особо не трогал и не говорил, что ему делать. Он хочет заниматься любимым делом, он не любит маршировать и ходить строем, и мечтает  сам принимать решения – те, которые считает выгодными.

Большевики же загнали своих граждан в рамки, в которых личная свобода практически отсутствовала.

Существует миф, что советская власть облагодетельствовала простой народ. Но если мы посмотрим на другие страны из клуба Великих Держав начала ХХ века, мы увидим, что все они добились охраны труда, отдельного жилья, доступного здравоохранения, женского равноправия и социальных гарантий без лагерей и массовых чисток. Оказалось, что ради прогресса вовсе необязательно уничтожать свой народ в промышленных масштабах. Более того, мы чётко видим, что те страны, которые не испытали на себе прелестей социализма, развиваются эффективнее и живут богаче своих соседей в той же «весовой категории».

Обещая народу равенство и братство, большевики делали все, чтобы общественный пирог был маленьким и его на всех не хватало. На словах провозглашались кооперация и помощь ближнему, а на деле произошло тотальное разобщение и разрушение горизонтальных связей.

Поэтому социализм в пух и прах проиграл системам, которые делали ставку на личную свободу, выгодную для всех кооперацию и дух предпринимательства.

 

Чтобы узнать больше об Октябрьской революции и Гражданской войне, читайте мой роман «Аргентинец» – там всё расписано «от» и «до».

Хотите получать уведомления о новых лекциях и книгах?

СЕРИЯ "ГРОЗОВАЯ ЭПОХА"

исторические романы

книга 1

роман о русской революции 1917 года

книга 2

роман о русских эмигрантах в Китае

книга 3

роман об иностранных журналистах в СССР

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Отправить