Маленький зал был набит до отказа. Сидели даже в проходах и на полу перед сценой.

Пела юная девушка, очень красивая.

Хрустальный голос: что-то из прошлого, теперь совершенно недостижимого.

Казалось, не к чему стремиться
И все давно предрешено,
Но сердце продолжает биться —
Поскольку биться есть за что.

Буря восторга, зрители вскочили с мест, бешено аплодируя. Певица улыбалась — раскрасневшаяся, счастливая, не знающая, как отвечать на это внезапное, исступленное обожание.

— Браво! — кричал Борис Борисович Хитрук, главный редактор нашей газеты. — Ну что, плохо, да? Скажите, плохо?

— Прекрасно, — отвечал я.

Публика долго не могла угомониться и разошлась, только когда погасли люстры. Но на полутемной мраморной лестнице кто-то начал петь «Казалось, не к чему стремиться…» и вся толпа подхватила. Голоса тихо, но мощно раскатывались под расписными сводами.

Борис Борисович совершенно растрогался:

— А ведь мы не пропали! Вы видите, что происходит? У нас можно отобрать многое, но не ЭТО.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий