В кого бы мне влюбиться?

В одиннадцатом классе мы с подругой Мэм втайне завидовали друг другу. У меня был бюст, а у нее был Волков, с которым она гуляла, болтала по телефону и даже целовалась.

Волков учился с нами в одном классе, и это было невыносимо. Раньше во время перемен мы с Мэм гуляли по коридорам и обсуждали достоинства друг друга и недостатки окружающих. А теперь Волков уводил ее к гардеробу, где имелся романтический темный угол.

Я бы тоже с удовольствием в кого-нибудь влюбилась — но в кого? Самый симпатичный мальчик нашего класса, волоокий Сережа, был странненьким и все время говорил о Боге. Один раз он достал из портфеля огромный медный крест, которым можно было убить хулигана.

— Чуешь божественную силу?

Я чуяла только одно: Сережа был абсолютно непригоден для поцелуев в темных углах.

Кто-то из наших мальчиков был уже занят, кто-то выглядел не на 17, а на 13 лет — только с усиками. Единственным вариантом оставался Вовочка. У него был магнитофон, и я наврала, что интересуюсь современной музыкой — ведь нам нужны были темы для разговора.

Вовочка решил сразить меня наповал: когда я дала ему свой телефон, он позвонил мне, подставил трубку к динамику и сказал, что сейчас будет концерт. Тогда кассеты были по 90 минут, и я — проклиная все на свете — битый час слушала группу “Комбинация”:

— Два кусочека колбаски у меня лежали на столе…

Уж не знаю почему, но природная стеснительность не давала мне послать Вовочку подальше.

Меня спасла соседка. Тогда многие телефоны были спаренными: если у нас было занято, она не могла звонить.

— Кончайте трепаться! — рявкнул папа после напряженного объяснения с соседкой.

— Пока! — выдохнула я с облегчением, а на следующий день заявила Вовочке, что у нас сломался телефон. Кажется, навсегда.

От дальнейших мучительных поисков любви меня спасло то, что Мэм рассорилась со своим Волковым, и мы с ней нашли себе увлечение получше и стали играть на гитаре.

Оставить комментарий