Глава 1. Чертовы Рога

Вас послали к черту на рога, а вы не знаете, куда идти?

Если вы живете в столице, вам наверняка бросают рекламу в почтовый ящик: “Однодневный круиз до островов Трудолюбия и Благонравия: лазурное море, горные тропы, романтический ужин под хоровое пение местных жителей”.

Не верьте ни одному слову! Правительство поменяло название островов, чтобы привлекать туристов, но моряки до сих пор называют эти обломки древних скал Чертовыми Рогами. Море-то вокруг них лазурное, но оно скрывает рифы, которые распороли брюхо сотням кораблей.

Горные тропы тут, конечно, имеются, но без экскурсоводов по ним лучше не ходить, потому что местные жители, вербийцы, терпеть не могут столичных хлыщей. Мне рассказывали случай, как мальчишки натравили на туристку бодливого козла, и ей пришлось полдня сидеть на дереве.

А что касается хорового пения — надеюсь, вы не знаете местного языка. Я-то знаю, и у меня уже целая тетрадка исписана вербийскими обзывалками. С тех пор, как мы отняли у Вербии эти острова, тут возник новый жанр фольклорного искусства. Обзывалки поются на разные голоса, — с милыми улыбками на лицах. Туристы слушают, хлопают и фотографируются с исполнителями на память. Им даже в голову не приходит, что их называют куриной отрыжкой и посылают к злобному туалетному богу Фукпуку, повелителю поноса и сломавшихся задвижек.

Я поначалу тоже купилась на рекламу. До начала учебного года мне надо было дописать книгу и я решила, что остров Трудолюбия — это как раз то, что надо. Мой клиент, нанявший меня в качестве литературного негра, родился в этих местах, и по его словам тут был просто рай.

Я нашла в Сети объявление:

Почтенные братья-близнецы сдают прекрасный балкон с ванной и комнатой. Вид на сад, горы и море.

Спросить Лауса.

Цена была заманчивой, и я набрала номер видеосвязи.

Мне ответил лысый и сухонький, как кузнечик, джентльмен, изъясняющийся с сильным вербийским акцентом. Он сразу заверил, что очень хорошо относится к иностранцам, даже если они завоеватели. В его доме нет тараканов, потому что их давно съела ручная змея по кличке Мухомор, лестница не скрипит, а вот матрас, иногда издает странные звуки, но госпожа туристка может привезти свой…

— Погодите, Лаус, — перебила я. — Мне надо уточнить: вы сдаете только балкон или все-таки комнату?

Он извинился и сказал, что ему нелегко составлять объявления на ританском языке. Да, комната имеется, в ней есть зеркало, комод и красивый термометр на стене. Также я могу получить совок и швабру в качестве бонуса.

Вскоре за спиной Лауса появился второй близнец, Фаркус, который отличался от брата буйной седой гривой.

— Мы ищем спокойного, интеллигентного жильца, — сказал он задушевным голосом. — Мы сами такие. Знаете, мы забыли вам сказать, что монашкам полагается скидка. Ведь вы монашка, правда? Добронравная, спокойная, вся углубленная в молитвы…

“Конечно-конечно, — мысленно хихикнула я, — именно такая”.

Вербийцы не особо разбираются в наших верованиях, и для них без разницы кто ты — обычная монахиня или член ОАО. Плат на голове имеется? Есть темное платье с длинной юбкой и рукавами? Ну, значит, монашка.

Ну что ж, раз жители Чертовых Рогов морочат нам головы песнями-обзывалками, я буду морочить им головы моей юбкой.
Как оказалось, Лаус ничего не напутал в своем объявлении. Балкон намного превосходил по размерам мою комнату, и на нем действительно стояла ванная, в которой отдыхала большая серая змея. Под балконом имелось ущелье, заросшее буйной зеленью, — его можно было считать садом. Вид на море тоже имелся — оно отражалось в многочисленных окнах трущоб, раскинувшихся на склоне горы напротив.

Я хотела устроить скандал и немедленно съехать, но было уже поздно, паром давно отчалил, а искать в темноте новое жилье было страшновато.

Я взяла швабру, выгнала из ванной змею и забралась в нее сама — стульев на балконе не имелось.

Открыла ноутбук, чтобы написать злобный отзыв на сайте объявлений, но тут из кустов послышался страстный мужской шепот:

— Масильда, ну я прошу тебя — давай хотя бы разочек! — кто-то тянул по-вербийски.

Раздалось хихиканье, звук поцелуев и девичье: “Ой, ну погоди! Что ты лезешь своими лапищами?”

— Масильда… Я изнемогаю!

— Я тоже, но сначала надо помолиться богу подглядываний. А то нас кто-нибудь увидит!

Стараясь не дышать, я прикрыла ноутбук и вытянула шею. Солнце уже зашло, и в кустах под балконом ничего не было видно.

— Добрый Зырк-Зырк, — послышался мужской голос, — давай мы покажем тебе кое-что интересное? Обрати внимание на этот большой двухэтажный дом с балконом. На нас не гляди, мы тут просто так стоим. У нас и денег-то никаких нет, так что подношений от нас не жди. А вот у Лауса с Фаркусом деньжищ — ну просто завались!

— Фаркус, он знаешь кто? Доктор! — зашептала Масильда. — У него практика и на нашем острове, и на соседнем. А если у него пациент умрет, то его брат, Лаус, сделает покойнику памятник. Он у нас скульптор… Ай, да погоди ты со своими лапами! Мы молитву еще не дочитали.

— Ну ладно, ладно… Я просто так.

— Добрый Зырк-Зырк, к нашим соседям сегодня туристка приехала — монахиня… Ты за ней подглядывай!

— Ага, я тоже уже поглядел. Грудища — во! Красивая.

Мое сердце возликовало — с тех пор, как я приняла постриг, жизнь не балует меня комплиментами. Но тут раздался звук пощечины.

— Как это “красивая”? А я? А моя грудища?

— Твоя тоже ничего.

— Вот иди и любись со своей монашкой, а ко мне не лезь!

Хлопнула дверь, и все стихло.

Уже потом мне рассказали, что на дне ущелья под моим балконом находится круглая плита, похожая на окаменевший канализационный люк, и она считается чем-то вроде телефонной будки, из которой можно поговорить с богами.

В ту ночь под мой балкон приходили:

  • Мальчишки, нелегально купившие бутылку вина. От них я узнала о существовании бога штопора и пивных открывалок.
  • Полицейский, который искал украденный велосипед. Так я узнала, что бог штопора ответственен еще и за наказание воров путем втыкания острых предметов в филейные части.
  • Проститутка с клиентом, которые вместе молились богу статистики: “Пусть сегодня заразится кто-то другой, а не мы”.

Я поняла, что боги дуракаваляния и работы ради денег нашли себе другую жертву, а меня подобрал добрый бог продвижения по карьерной лестнице.

На таком материале грех было не написать диссертацию по моей основной специальности — “Верования, определяющие нашу жизнь”. Диссертация мне нужна позарез. Сейчас я просто преподаю в университете, а если у меня будет докторская степень, я начну делать карьеру в нашем ОАО. А это вам не коза чихнула.

Впрочем, ладно… А то размечталась — дальше некуда. Книжку для клиента все равно надо дописывать — деньги за нее давно заплачены и проедены, а работа до сих пор не сдана. Так что раскладываем в ванной подушки, устраиваемся поудобнее и работаем-работаем-работаем.

А чтобы я не отвлекалась, за мной внимательно наблюдают с Трущобной горы. Тут принято вставлять в каждую стену по два окна, и по ночам они светятся, как тысячи глаз.

А что было дальше?

Роман про сестру Элли еще в работе, так что если вы хотите узнать, что было дальше, подписывайтесь на мою рассылку. Я дам знать, когда книжка будет готова.

СЕРИЯ "ГРОЗОВАЯ ЭПОХА"

исторические романы

АРГЕНТИНЕЦ

роман о русской революции 1917 года

книга 1

Клим Рогов был иностранным журналистом, и когда в России произошла революция, ему дали шанс уехать за границу и спастись от ужасов гражданской войны. Но он попытался вывезти с собой любимую женщину, и драгоценное время было упущено.

Клим принял решение остаться с ней и защищать ее — покуда хватит сил.

КУПИТЬ

БЕЛЫЙ ШАНХАЙ

роман о русских эмигрантах в Китае

книга 2

В Китае в начале ХХ века белые люди считались непобедимой высшей расой. Но русские, как всегда, все испортили. Когда в Шанхай прибыли обездоленные белогвардейские беженцы, колониальная система, основанная на расизме, затрещала по швам.

Клим Рогов, бывший журналист, понимал, что у “низвергнутых богов” мало шансов на успех, но ему некуда было отступать: он должен был заново отстроить свою жизнь и вернуть любимую жену Нину.

КУПИТЬ

КНЯЗЬ СОВЕТСКИЙ

роман об иностранных журналистах в СССР

книга 3

Пытаясь найти пропавшую жену, белогвардейский эмигрант, Клим Рогов, тайком возвращается в СССР и неожиданно для себя становится “американским журналистом”. Это открывает для него бесчисленные возможности… в том числе и возможность быть арестованным по делу, сфабрикованному ОГПУ.

КУПИТЬ