belyi_shanghai_skachat

Белый Шанхай

Исторические романы > Белый Шанхай

Глава 9

Только дружба

 

1.

Нина надеялась, что между нею и Даниэлем снова вспыхнет чувство взаимопонимания и интеллектуального родства — как тогда, в поезде. Однако все пошло иначе: они ввязались в странную, но увлекательную игру, в которой выигрывал тот, кто удачнее изображал равнодушие.

gorodskoi_sad_nemetzkoe_konsulstvo_shanghai

Городской сад. Вид на консульство Германии

Даниэль оказался совсем не таким, как думала Нина: после визита к Гу Яминю он решил, что при ней не обязательно разводить церемонии и притворяться безупречным джентльменом. Теперь он без стеснения говорил скабрезности, нелестно отзывался об окружающих и ничуть не скрывал, что находит Нину “излишне привлекательной”.

— Слава богу, я циник и мизантроп и у меня хватает ума не заводить с вами романа, — посмеивался он.

— Это не у вас хватает ума, а у меня, — отвечала Нина. — От женатых мизантропов надо держаться подальше.

Она скоро выяснила, что Даниэль не любит Эдну.

— Китайцы считают, что если у женщины нет таланта — это уже добродетель, — говорил он. — А Эдна, к сожалению, чертовски талантлива.

— Чем же вы недовольны? — удивлялась Нина.

— Тем, что не могу зарыть ее талант в землю. Я прихожу вечером домой, а у моей супруги вдохновение. Муза витает над ней примерно до двух ночи, и все это время Эдна гремит на пишущей машинке.

— Купите себе тромбон и репетируйте в соседней комнате.

— Бесполезно! Во время войны Эдна жила в Лондоне и приучилась не обращать внимание даже на вой сирены.

Но дело было не только в таланте миссис Бернар. Ее мать умерла при родах, отец был грубым служакой, и Эдна, привыкшая находить утешение в церкви, выросла религиозной фанатичкой. Для нее все, связанное с постелью, было гадким и греховным, и она, не долго думая, предложила Даниэлю “блюсти чистоту”. Уговаривать или что-то разъяснять он считал ниже своего достоинства, и дело кончилось самым банальным образом — проститутками.

— Увы, я женился на камбале: холодной, плоской и односторонне развитой, — вздыхал Даниэль.

Его влекло к ярким и чувственным женщинам, и Нина беззастенчиво пользовалась этим, постоянно дразня его, но не подпуская близко. Даниэль не оставался в долгу и потешался над Нининой мечтой о законных доходах. Когда она делилась с ним очередной коммерческой идеей, он не без удовольствия ставил Нину на место:

— Объясните мне, почему вы так стремитесь заниматься мужскими делами? Эдну еще можно понять: у нее есть талант, а вы-то куда рветесь?

Подобные шуточки доводили Нину до белого каления. Каждый раз она клялась себе, что ничего не будет рассказывать Даниэлю, но потом снова спрашивала его мнение о своих задумках: она была слишком неуверенна в себе и ей хотелось заручиться чьей-нибудь поддержкой.

Однако у Даниэля невозможно было выпросить одобрение или похвалу.

— Вы заслоняете собой солнце! — возмущалась Нина после очередного разгрома.

— Я всего лишь пытаюсь уберечь вас от солнечного ожога, — пожимал плечами Даниэль. — Вы ведь хотите, чтобы вас расценивали как белую леди?

И все же он охотно помогал Нине: давал ей дельные советы по поводу финансов и подсказывал, как лучше замаскировать чехословацкое консульство.

Сфотографировав каждый предмет из коллекции Гу Яминя, Даниэль разослал карточки знакомым собирателям древностей.

— Если сделка состоится, можете забрать себе комиссию, — великодушно предложил он.

Нина была уверена, что Даниэль без памяти влюбился в нее. Он неоднократно заводил речь о том, что в ней очень сильно женское начало и ему невозможно противостоять.

— Слава богу, вы сами этого не осознаете, иначе вы не пытались бы заниматься чуждым вам делом. Вы можете себе представить Венеру Боттичелли в канцелярских нарукавниках и со счетами под мышкой?

— А в чем ее надо представлять? — спрашивала Нина. — Она же голая.

— Вот именно!

Все шло к тому, что Даниэль разведется с Эдной и позовет Нину замуж. Ее только беспокоил развод с Климом: они венчались в церкви — как расторгнуть этот брак? К тому же в Китае законы были всецело на стороне мужчины, и если он отказывался отпустить супругу, ей нечего было и думать о новой свадьбе.

Может, сделать вид, что они с Климом никогда не были женаты? Пусть попробует доказать, что это не так — ведь документов никаких не осталось! Да и откуда он узнает, что Нина снова вышла замуж?
На всякий случай она спросила у Тони, что полагается женщинам, которых обвиняют в многомужестве. Ответ ее ошеломил: им давали по девяносто ударов бамбуковыми палками.

2.

Из событий лета 1923 года Нина мало что запомнила, кроме ссор, примирений и отчаянного флирта. Она надеялась сохранить свои отношения с Даниэлем в тайне, но он с самого начала сказал, что не собирается “прятаться по углам”. Ему было плевать, что о нем подумает Эдна и весь остальной мир.

Всякий раз, когда Нина начинала переживать: “Ой, нас увидят!”, Даниэль поднимал ее на смех:

— Вам сколько лет? Тринадцать? Чего вы боитесь?

— Будто вы не знаете! — злилась Нина. — Мне нельзя привлекать к себе излишнее внимание.

Но Даниэль уверял ее, что, пока она находится под его защитой, ей ничто не угрожает. Он словно не понимал, насколько Нинино положение уязвимо, и переубедить его было невозможно. Он-то ничем не рисковал, а вот Нина теряла очень многое: дамы, которые раньше с удовольствием посещали ее вечеринки, стали видеть в ней разлучницу и дурной пример для девочек-подростков. Все чаще Нина получала карточки с вежливыми отказами: “Крайне сожалею, но мы не сможем приехать к вам”.

Иржи считал, что Нина сошла с ума, связавшись с Даниэлем.

— Вы погубите нас! — орал он на нее. — Чего вы добиваетесь? Чтобы Тамара выгнала нас из дому? Раз Даниэль до сих пор не сделал вам предложение, то и не сделает.

Слова Иржи пугали Нину.

— Да он жить без меня не может!

— Не обольщайтесь! Его тесть служит комиссаром полиции, и мистер Бернар не такой дурак, чтобы ссориться с ним.

“Надо предъявить Даниэлю ультиматум, — в который раз думала Нина. — Так дальше продолжаться не может: пусть либо женится, либо оставит меня в покое”.

Но мысль о победе пугала ее. Нину влекла к Даниэлю не страсть, а желание устроить свое будущее. Ее все время что-то раздражало: от него пахло табаком, у него был неприятный смех, а возмущаясь, Даниэль закатывал глаза, и его зрачки совершенно исчезали под верхними веками. В детстве родители стращали Нину “чудью белоглазой”, которая может схватить и унести в лес, — именно об этом она вспоминала, глядя на своего “суженого”.

А что если брак с ним будет несчастливым? Он вполне мог бросить Нину, если она ему чем-то не угодит или растеряет свое “женское начало”. Ждать от Даниэля любви до гроба, как у Олманов, не приходилось — порода была не та.
От переживаний Нина начала болеть: на нее накатывала то слабость, то головные боли, то тошнота, и порой ей было так плохо, что она вовсе не могла выйти из дома.

3.

Все разъяснилось в начале сентября — и совсем не так, как ожидала Нина.

Когда в Японии случилось большое землетрясение и Эдна уехала по делам газеты в Токио, Даниэль позвонил Нине и предложил ей отправиться в старый город.

pavilion_na_ozere_shanghai

В старом городе

Но прогулка с самого начала не задалась: пошел дождь, и им пришлось укрыться под аркой у входа в магазин специй.

Сняв пиджак, Даниэль накинул его Нине на плечи, и они долго стояли в сыром полумраке, слушая шум ливня и вдыхая терпкие ароматы трав, доносившиеся из дверей магазина.

— Может, все-таки добежим до машины? — предложила Нина.

Ей показалось, что Даниэль смотрит на нее по-новому — с досадой и нетерпением, будто промахнувшись на охоте.

Внезапно он притянул ее к себе.

— Вам не надоело играть в стыдливых школьников? И вы, и я знаем, чем все кончится.

Нина не ожидала, что он будет настолько прямолинеен. Она попыталась вывернуться из его рук.

— Вы хотите погреться об меня? Давайте я верну вам пиджак, а то вы мне все платье изомнете.

Но Даниэль не слушал ее — глаза у него были совершенно пьяные.

— Видит бог, я пытался пресечь это…

Он провел ладонью по ее груди, и Нина — сама не понимая, что делает, — залепила ему пощечину:

— Не смейте!

Даниэль отступил от нее.

— Так какого дьявола?.. — в раздражении начал он и, не договорив, вышел под дождь.

Остолбеневшая Нина смотрела ему в след: “Он что — бросил меня?!”

Через минуту автомобиль Даниэля пронесся мимо и исчез в дождливой мгле.

Нина долго искала рикшу и добралась до дому, только когда уже стемнело. Платье ее насквозь промокло, а зубы стучали от холода.

Что теперь будет? Даниэль наверняка оскорбился — но ведь он сам был виноват! Кто ему сказал, что Нину можно лапать, как какую-нибудь проститутку?

Пока ама готовила горячую ванну, Нина ходила из угла в угол по спальне. Она то бессвязно молилась, то в досаде швыряла на ковер вещи, то выкручивала себе пальцы, нарочно стараясь причинить боль.

А вдруг Даниэль расскажет кому-нибудь о фальшивом консульстве? Нет-нет, он не подлый! Надо успокоиться, взять себя в руки и разработать план действий. Ничего еще не потеряно… Завтра Даниэль позвонит, они помирятся и забудут про этот дурацкий случай.

Ама Чьинь появилась в дверях:

— Мисси, ванна готова!

Раздевшись, Нина опустилась в пахнущую лавандой воду, и Чьинь подала ей шпильку, чтобы повыше заколоть волосы.

— Я сегодня была в храме и зажгла красные свечи и ароматические палочки перед богиней Гуаньинь. Надеюсь она услышала меня и у вас будут удачные роды.

Вздрогнув, Нина посмотрела на нее:

— Какие роды? Ты о чем?

Ама широко улыбнулась:

— Ой, мисси, не надо от меня скрывать! Что я, беременных не видела? Под китайский Новый год у вас будет ребеночек. Вы бы тоже сходили в храм и попросили, чтобы Гуаньинь послала вам сына.

kitaiskii_hram

Китайский храм

4.

Нина примчалась к Тамаре бледная и неприбранная. Та аж обомлела: “Что случилось с нашей модницей?”

Сев на низкую скамеечку, Нина плотно обхватила колени, будто у нее что-то болело внутри.

— Все кончено! — прошептала она, подняв на Тамару заплаканные глаза. — Даниэль бросил меня. Сегодня с утра он прислал мне вот это…

Она передала Тамаре визитную карточку, на обратной стороне которой было написано: “Я уезжаю на несколько месяцев в провинцию Гуандун. Берегите себя”.

— Ничего не понимаю! — пробормотала Тамара.

— Это еще не все, — упавшим голосом произнесла Нина. — Я… я беременна.

Некоторое время Тамара молчала, пытаясь осознать случившееся.

— Я не хочу детей! — зарыдала Нина. — Может, у вас есть знакомый врач… ну, который…

Мысли ее разбегались; она то ругала себя, что не догадалась обо всем раньше, то грозилась отравиться.

Тамара сама чуть не расплакалась от жалости к ней.

— Ну, полно, полно… Все будет хорошо. На каком вы месяце?

— На пятом.

М-да, живота у Нины почти не было видно — она только слегка округлилась.

— Рожайте ребенка — другого совета я дать не могу, — твердо сказала Тамара. — Дети — это лучшее, что есть на свете, а после аборта вы заработаете бесплодие или какое-нибудь осложнение.

— Но как я объясню, откуда взялся этот младенец? — простонала Нина.

— Мы что-нибудь придумаем. Но только обещайте, что не будете совершать необдуманных поступков!

— Хорошо, — едва слышно отозвалась Нина.

Вечером Тони принес Тамаре орхидею в пузатом горшке:

— Это тебе! Целуй своего победоносного мужа: сегодня я выиграл в суде, в поло и на бирже!

Тамара обхватила его голову и поцеловала в макушку. У его волос был особый запах — настолько тонкий, что он чувствовался только при первом вдохе.

— Приходила Нина, — сказала она. — Скажи честно, что ты думаешь о ней?

Тони поднял на нее смеющиеся глаза:

— Она милая. — И тут же отвлекся: — Давай после ужина сразимся в шахматы? Если ты меня обыграешь, я буду удивляться до конца недели. Сегодня я удачлив и хитроумен, как Одиссей!

Нежность… Любовь… Все-таки это безумно приятно, когда лучший из мужей абсолютно равнодушен к интереснейшей из женщин.

— Нина беременна, — сказала Тамара.

— О, господи! От кого? — охнул Тони.

— От Даниэля Бернара — от кого же еще? И счастливый отец тут же уехал в Гаундун, чтобы не нести ответственности.

Эта новость настолько поразила Тони, что он весь вечер не мог опомниться и все-таки проиграл в шахматы.

 

назад   Читать далее

 

Получить файл

zaprosit_pdf Чтобы получить текст романа “Белый Шанхай” в формате PDF, отправьте запрос на адрес elvira@baryakina.com

Написать отзыв

livelib

 

 

goodreads

 

 

napisat_avtoru

 

 

Поделиться мнением о книге в Соцсетях

Facebook Google+ livejournal mailru Odnoklasniki Twitter VK

Помочь

Если вы хотите отблагодарить автора за книгу, вы можете заплатить ему, сколько посчитаете нужным. Все средства, высланные читателями, пойдут на переводы произведений Эльвиры Барякиной на иностранные языки.