argentino

Аргентинец

ГЛАВА 3

БЛАГОДЕТЕЛЬ

1

Матвей Львович Фомин, председатель Продовольственного комитета, стоял, опершись локтями на перила веранды, и смотрел на танцующие пары — весь сопревший, с горлом, стиснутым воротничком, с плечами, отдавленными заботами.
— Кто это? — спросил он метрдотеля, не называя имен и даже взглядом не показывая на чужака.
— Он первый раз здесь. Пришел с Любовью Антоновной Саблиной.
— А где Любочка?
— Только что убежала. Сказала, что по счету заплатит ее кузен.
— Стало быть, это прокурорский блудный сын? Из Аргентины?
— Вероятно-с.
Фомин познакомился с Ниной два года назад. Она годилась ему в дочери, но была совершенно непохожа на его собственных краснощеких барышень, с начала войны обитавших с маменькой в Женеве. Эта девочка была на редкость смекалистой, бойкой и самонадеянной, но при этом поразительно дремучей во всем, что касалось денежных дел. От мужа Нине досталась тысяча десятин земли, усадьба на реке Керженец, а при ней — маленький льнопрядильный завод: бестолковое предприятие, не приносящее никаких доходов. Дела ее шли настолько плохо, что у Нины не было денег даже на оплату гимназии для младшего брата. Она сказала Фомину, что любит своего Жору до беспамятства и готова на все — лишь бы он мог поступить в университет и стать дипломатом.
Через Военно-промышленный комитет Матвей Львович добыл для Нины государственный подряд на брезентовые изделия для армии — с этого и началась их странная “дружба”.
— Вы считаете, что курс рубля продержится до зимы? — спрашивала она его.
Матвей Львович старался не смотреть в ее внимательные блестящие глаза.
— Зачем вам забивать этим голову?
— Я хочу свободы, поэтому мне надо научиться зарабатывать деньги.
«Я хочу свободы от тебя» — вот что значили ее слова.
Перед ее глазами все еще стояло по-гвардейски мужественное лицо Володи Одинцова, и никогда прежде Матвей Львович не видел Нину в бальном платье. Для него — тяжелого, сорокапятилетнего — она всегда была в черном. Она клялась, что никогда не снимет траур, но, кажется, графинечка передумала и решила отправиться на охоту за прокурорскими сокровищами.
Матвею Львовичу некогда было разбираться еще и в этом. Сегодня ему предстояло ехать в Питер — мрачный город, заваленный шелухой от семечек и загаженный солдатской толпой, бьющей витрины «для праздника». Немцы наступали, и Временное правительство затеяло разгрузку Петрограда — облегченный вариант эвакуации. Часть учреждений высылалась в Нижний Новгород, и это означало, что казна будет выделять субсидии на продовольствие. Главное было — не упустить их.

2

Танго смолкло, и Нина Васильевна пошла за аргентинцем к его столику. Матвей Львович был недостоин ее любви: он отплясал свое двадцать лет назад.
Он приблизился к Нине.
— Пойдемте домой, — произнес, не замечая прокурорского сынка и не слыша его «Добрый вечер».
Сжать Нинину руку посильнее — там ничего не останется, кроме кровавых лоскутков и костяной крошки.
— Пойдемте, — повторил Матвей Львович.
— Я не могу, мне надо…
Он наклонился к ней: “Не доводите до греха”, и пошел прочь.
— Нина Васильевна! — позвал аргентинец.
«Если останется с ним, убью обоих…» — подумал Матвей Львович. Револьвер привычно оттягивал карман его брюк.
Она нагнала его на улице.
— Матвей Львович, ну что вы?
Он остановился, тяжело дышащий, страшный… Едва сдержался, чтобы со всего маху не дать ей кулаком в лицо. Подкатил автомобиль, шофер распахнул дверцу.
— Садитесь! — приказал Матвей Львович и вслед за ней повалился на заднее сиденье. Машина под его весом накренилась и заскрипела.
— Значит, так… — медленно произнес он, когда автомобиль подвез их к белому дому на Гребешке. — Я сегодня ночью уезжаю в Петроград. А вы завтра уезжаете в деревню и до моего возвращения даже носу тут не показываете.
— Матвей Львович!..
Он чувствовал ее страх. Схватить бы за волосы да шарахнуть головой о стену.
— Вы понимаете, что произойдет, если вы не послушаете меня?
Нина дернула плечами.
— Я все понимаю.
— Тогда идите.
Он проследил, как она поднялась на крыльцо, как открылась и закрылась парадная дверь. Ослабев, Матвей Львович откинулся на спинку сиденья и потер воспаленные глаза.
— Вези домой, — тихо приказал он водителю.

3

Клим добирался домой пешком. Шел быстро, дышал прерывистым яблочным ветром, не запачканным ни дневной керосиновой гарью, ни лошадиным потом. Яблок в садах столько, что ветки трещали от тяжести: за заборами то и дело слышались мягкие удары о траву.
Ниночка, кудрявое чудо… Это папаша увел тебя домой? Ничего-ничего, отыщем, украдем, если надо — будем втираться в доверие к папаше, выпьем с ним пива, поговорим о чем ему больше нравится.
В голове — все тот же мотив танго; на руке от кончиков пальцев до сгиба локтя — все то же чувство, застывшее в мышечной памяти, — как обнимал тебя.
Нина Васильевна спросила Клима, почему он пошел в журналисты. Он сказал, что есть вещи, на которые не жалко тратить себя: слушать умных, смеяться над глупостью, узнавать новое и создавать что-то свое. Журналистам за все это еще и платят.
— Вам повезло, — проговорила она, — вы знаете, чего хотите.
Он хотел забрать ее к себе, присвоить, принести домой на руках, крепко прижав к груди. Накормить, рассмешить и потом целовать — долго и нежно. Хотелось так отчаянно, что Клим не знал, что с собой делать, и прикусывал губу, чтобы отвлечься болью.
Пропал с потрохами. Шел по ночной жаркой улице — вскрытый, вытряхнутый наизнанку и счастливый.
Наверху что-то зашуршало, и Клим, сам не сообразив как, поймал на лету большое желтое яблоко. Хотелось чудесного? Знака судьбы? Получи: что-то произойдет — то ли изгнание из рая, то ли открытие нового закона притяжения.

4

Саблин уже вернулся — в прихожей стояла его выходная трость, на крючке висела шляпа. Скомканные дамские перчатки валялись на подзеркальном столике. Любочка ушла из ресторана передав через официанта, что у нее разыгралась мигрень.
В доме было тихо, только во дворе лаяла собака, да с реки доносились пароходные гудки: там разводили понтонный мост.
Клим собрался подняться к себе, как вдруг услышал, что в саблинской гостиной кто-то рыдает с горьким надрывом. Он открыл дверь. Посреди темной комнаты в кресле-качалке сидела Любочка. Она быстро раскачивалась, будто старалась перевернуться. Свет от настольной лампы освещал ее запрокинутое лицо, мокрое от слез.
— Что с тобой?
Любочка вздрогнула, будто увидела грабителя.
— Уходи!
— Да что случилось?!
Подойдя к ней, Клим взял ее за плечи. Внезапно Любочка обвила руками его шею и поцеловала в губы.
Клим отпрянул.
— С ума сошла?! Саблин увидит!
— Пусть видит!
Любочка вдруг опомнилась и смахнула слезы.
— Извини, я шампанского перебрала — самой стыдно. Я пошла спать.
Она выскочила в коридор, но через секунду вернулась.
— Не обольщайся насчет Нины. В день твоего приезда Григорий Купин послал к ней мальчишку, чтобы он предупредил ее. С тех пор она только и думает о том, как бы поймать тебя в сети. Она тебе денег должна. Много.
Клим уже ничего не понимал: Любочка приревновала его к Нине? Но это глупость какая-то! У нее есть муж; он, кажется, хороший человек, и он любит ее…
Что она имела в виду, сказав про Нинины долги?
Клим поднялся в свою комнату, открыл сейф и вытащил папки с документами. Облигации с наполовину вырезанными купонами, контракты, векселя… В глаза бросилось имя: «Одинцов Владимир Алексеевич».
Пять лет назад муж Нины занял у старшего Рогова двадцать тысяч рублей под семь процентов годовых, а в обеспечение оставил свой льнопрядильный завод. Подпись нотариуса, печать, марки гербового сбора; срок платежа — 1 ноября 1917 года.

 

 

назад   Читать далее

Содержание

Глава 1. Блудный сын
Глава 2. Первая любовь
Глава 3. Благодетель
Глава 4. Старая графиня
Глава 5. Деревня
Глава 6. Танго по-русски
Глава 7. Праздник урожая
Глава 8. Девочка-филигрань
Глава 9. Настоящий большевик
Глава 10. Октябрьский переворот
Глава 11. Наши в городе
Глава 12. Всемирный потоп
Глава 13. Регистрация офицеров
Глава 14. Революционный Петроград
Глава 15. Пираты
Глава 16. Заговорщики
Глава 17. Предательница
Глава 18. Великий мешочный путь
Глава 19. Оппозиционная газета
Глава 20. Изъятие излишков
Глава 21. Китайские бойцы
Глава 22. Мобилизация
Глава 23. Волжская военная флотилия
Глава 24. Взятие Казани
Глава 25. Свияжск
Глава 26. Люцифер
Глава 27. Смысл жизни
Глава 28. Пролетарские поэты
Глава 29. Нижегородская ярмарка
Глава 30. Преферанс
Глава 31. Умение жить
Глава 32. Советский журналист
Глава 33. Графские бриллианты
Глава 34. Матросский университет
Глава 35. Подготовка к побегу
Глава 36. Сейф
Глава 37. Красные агитаторы
Глава 38. Корниловцы
Глава 39. Белая армия
Глава 40. Британский лейтенант
Глава 41. Беспризорники
Глава 42. Военный переводчик
Глава 43. Еврейский вопрос
Глава 44. Объявление в газете
Глава 45. На чердаке
Глава 46. Великое отступление
Глава 47. Подставное лицо
Глава 48. Новороссийская катастрофа
Эпилог

Читать

ibooks

 

 

chitat_online

 

 

zaprosit_pdf Чтобы получить текст романа “Аргентинец” в формате PDF, отправьте запрос на адрес elvira@baryakina.com

Слушать

zaprosit_audioЧтобы получить аудиоверсию романа “Аргентинец” в формате mp3, отправьте запрос на адрес elvira@baryakina.com

Написать отзыв

livelib

 

 

goodreads

 

 

napisat_avtoru

 

 

Поделиться мнением о книге в Соцсетях

Facebook Google+ livejournal mailru Odnoklasniki Twitter VK

Помочь

Если вы хотите отблагодарить автора за книгу, вы можете заплатить ему, сколько посчитаете нужным. Все средства, высланные читателями, пойдут на переводы произведений Эльвиры Барякиной на иностранные языки.