argentino

Аргентинец

ГЛАВА 45

НА ЧЕРДАКЕ

 

1.

Все эти дни Нина жила словно подо льдом, — и вдруг ее рывком вытащили на солнце. Она ловила ртом воздух, дрожала всем телом и потерянно смотрела на Клима. Жив… Цел… Побит, как яблоко, упавшее с горы, но жив!

Он немного пришел в себя и тоже глядел на Нину так, будто не мог поверить своим глазам. Протянул руку, чтобы коснуться ее, но она испуганно замотала головой: нельзя, чтобы Шушунов с водителем догадались, кого они только что спасли.

Клим понимающе улыбнулся.

— Жив… — выдохнула Нина, чуть не плача.

Автомобиль подкатил к неотштукатуренному двухэтажному дому на Морской улице.

— Вам правда сюда, Нина Васильевна? — спросил, повернувшись, водитель.

Только сейчас она поняла, что их с Климом действительно привезли к контрразведке. Часовой на крыльце, длинная очередь родственников, пришедших справиться об арестованных, на крыше — российский флаг, разорванный ветром на три цветные полосы…

Нина достала портмоне и принялась вытаскивать деньги, но пальцы не слушались ее. Сунула все Шушунову:

— Возьми — поделите между собой.

Тот молча спрятал портмоне за пазуху.

Нина наклонилась к Климу:

— Ты можешь идти?

Он кивнул.

— Оставьте нас тут, — велела она Шушунову. — И никому ни слова. Это мой друг — вот такие случайные встречи бывают… А сейчас, пожалуйста, уезжайте.

Кривясь от боли, Клим выбрался на мостовую. Нина захлопнула дверцу, и автомобиль исчез за поворотом. Пахло морем, за голыми деревьями на набережной виднелись черно-синие волны с белыми барашками.

Нина взглянула на Клима:

— Пойдем куда-нибудь посидим.

2.

Иногда слов просто нет: силишься что-то сказать и только плачешь. А Клим опять насмешничал:

— В кого же ты целилась, когда пальнула в небо? В Господа? Я тоже на него обиделся: почему, когда мы встречаемся после долгой разлуки, кого-нибудь из нас обязательно надо убивать?

— Не богохульствуй! — сердилась Нина. — Вот теперь просто не смей!

Он улыбался — с кровоподтеком во всю скулу, с разбитой бровью, но прежний — любимый, родной…

Они сидели у самой воды. Смотрели на полыхающие солнечные блики на море, на раздвинувшиеся, как занавес, облака. Дикая радость от того, что разрешили побыть бабочками-однодневками, переждать время до апокалипсиса вместе.

Клим рассказал Нине о встрече с Матвеем Львовичем:

— Наверное, это он нанял бандитов, чтобы прибить меня.

Ненависть, налетевшая внезапно, как норд-ост. Непонимание: как можно — одаривать одной рукой, а другой отнимать самое дорогое? Страх: что же теперь делать? Куда идти? Как выбираться из Новороссийска? А что, если Шушунов с водителем разболтают Матвею Львовичу, что Нина выкупила его врага — за его собственные деньги?

— Значит так, — сказал Клим, — вы с Софьей Карловной сегодня же переберетесь на французский корабль. Я, по крайней мере, буду за вас спокоен.

— Я никуда не поеду, — твердо произнесла Нина. — Мы выправим тебе документы: французы эвакуируют семьи своих граждан, ты мой супруг, значит, тебе положена виза.

Клим усмехнулся:

— Хорош родственник французской гражданки: муж вдовы ее сына. У меня ведь и паспорта нет — только удостоверение переводчика, выданное англичанами.

— В любом случае, возвращаться к Фройманам тебе нельзя. Комнату в городе не найдешь ни за какие деньги. Другого выхода нет: тебе придется жить на чердаке в нашем доме.

Клим в удивлении посмотрел на нее:

— У Матвея Львовича?

Нина кивнула:

— Тебе надо отлежаться, пока мы с Софьей Карловной будем хлопотать о визе.

— А ты будешь жить с Матвеем Львовичем внизу?

— Не болтай ерунды!

Ссориться, тут же мириться, что-то путано обещать… Нина, плача, обнимала Клима, целовала в колючие щеки, в губы:

— Надо идти, а то мы не успеем устроить тебя до возвращения Фомина.

3.

Нина отослала прислугу с поручениями и вернулась за Климом, поджидавшим ее за углом:

— Путь свободен!

Они вошли в особняк. Клим оглядывался по сторонам — пыльные портьеры, тесные сумрачные комнаты, заставленные дорогой ободранной мебелью.

— Так вот где ты жила все это время… А я ведь пару раз проходил мимо.

Нина торжественно ввела его к Софье Карловне:

— Смотрите, кого я отыскала!

Графиня выронила лорнет:

— Клим, вы живы?!

Нина рассказала ей, что случилось.

— Это безумие, что вы привели Клима сюда! — воскликнула графиня. — Вдруг Матвей Львович его обнаружит? Он заходил в обед, узнал, что ему не дали визу, и так рассердился, что я думала, он кого-нибудь убьет.

Нина достала револьвер и сунула его Климу в руку:

— Пусть он будет у тебя. Софья Карловна, вы должны пойти к полковнику Гийомару и рассказать ему, что Клим нашелся и что без него мы… во всяком случае, я никуда не поеду. У Клима нет паспорта, но вы объясните, что это чушь собачья — требовать паспорта в такой ситуации!

Нина носилась по дому, кормила Клима, грела воду, искала, во что ему переодеться. У него все тело было в малиновых кровоподтеках, и она хваталась за сердце, вспоминая о собственном перитоните.

— Тебе точно не надо показаться врачу?

— Не надо, родная.

Софью Карловну поставили к окну смотреть, не идет ли кто, но она то и дело покидала свой пост, чтобы возмутиться вероломством Матвея Львовича:

— Я не ожидала, что он способен на убийство из-за угла!

Клим подмигивал ей:

— Все правильно: обозленный джентльмен должен вызывать другого джентльмена на дуэль, а не натравливать на него дурно пахнущих босяков. Ничего, дуэль мы попозже организуем.

— Перестань! — умоляюще шептала Нина.

— По-моему, Клима нельзя оставлять на чердаке, — качала головой графиня.

От ее слов Нина еще больше распалялась:

— А куда мы денемся?! На улице будем ночевать?

На чердаке было пыльно и душно. За слуховым окном курлыкали голуби. Нине все казалось, что Климу будет неудобно. Она принесла ему одеяла, еду, воду, пачку старых номеров «Нивы», добродетельного журнала для семейного чтения… Остановилась, не зная, что еще предпринять.

— Вечером я затоплю печь, так что от трубы должно быть тепло. Лежи вот тут — над моей комнатой, хорошо? А насчет Матвея Львовича не беспокойся: он все время на службе, так что днем мы будем вместе. Лишь бы прислуга не пронюхала, что ты тут.

— Матвей Львович приехал! — крикнула с лестницы Софья Карловна.

Нина торопливо поцеловала Клима, перекрестила его.

— Да не бойся ты за меня! — нахмурился он. — Ничего твой Фомин мне не сделает.

Нина прижала палец к губам:

— Помнишь ты говорил: «Я все устрою»? Теперь моя очередь.

4.

Матвей Львович был молчалив и мрачен, и Нина то и дело ловила себя на мысли, что переигрывает — слишком уж дергается, слишком заискивает перед ним.

— Вы чем-то расстроены? — спросила она за ужином.

Он поднял на нее угрюмый медвежий взгляд:

— Так, один еврейчик напакостил… Ну да я ему все ребра переломал: не скоро, сукин сын, оклемается.

Нина схватилась за сердце. Клим говорил, что Яше Фройману наверняка из-за него досталось.

— Где вы были сегодня днем? — вдруг резко спросил Матвей Львович.

Нина сжалась: «Он все знает!» Софья Карловна, старая дура, беспокойно поглядела на потолок. Нина взяла со стола нож для резки мяса: «Я убью его, если он только попытается…»

— Я гуляла, — сказала она и сама удивилась тому, как жестко прозвучал ее голос. — Погода хорошая была.

— Шушунов сказал, что вы не взяли его с собой.

Нина смотрела на него в упор: «Черт, надо было оставить револьвер себе».

— Так не годится, душа моя, — проговорил Матвей Львович. — Вы молодая женщина, а в городе всякого отребья полно. В следующий раз обязательно берите с собой Шушунова.

Все-таки охранник с водителем не проболтались…

Матвей Львович налил себе стопку коньяку, выпил залпом.

— Я придумал, как мне эвакуироваться. Только мне потребуется ваша помощь — надеюсь, вы не откажете. Коль скоро французы соглашаются вывозить только близких родственников французов, то почему бы вам не выйти за меня замуж? Это чистая формальность, разумеется, и я ни к чему не собираюсь вас принуждать.

— Но вы женаты! — проговорила в испуге Нина.

— Кто об этом знает?

— Гийомар сразу поймет, что это фиктивный брак, — сказала Софья Карловна. — Вам только что вернули документы. Ну и потом, я рассказала полковнику историю Нины…

Матвей Львович побарабанил пальцами по скатерти:

— Ну что ж, тогда мне придется стать Климом Роговым. Не хотелось бы, конечно, влезать в чужую шкуру, но ничего не поделаешь. Я опубликовал в газете объявление, что господин Рогов разыскивает супругу: он остался жив и — ах, какое чудо! — воссоединился с семьей. Вы говорили Гийомару, что Рогов — гражданин Аргентины? — обратился он к графине.

— Говорила.

— Тогда скажете, что случайно напутали: он просто долго жил в Южной Америке. Аргентинские документы мы тут не изготовим, а русский загранпаспорт мне принесут завтра днем вместе со справкой об освобождении от мобилизации. Сделаем Рогова второго немного постарше и впишем везде мои приметы. А вам, Софья Карловна, придется убедить полковника Гийомара, что он должен оформить визу человеку, который заменил вам родного сына. Если он потребует денег — дайте ему понять, что мы договоримся.

Нина и Софья Карловна переглянулись.

— Хорошо, — отозвалась графиня.

Нина не могла вымолвить ни слова. Если все пойдет по плану, Матвей Львович, сам того не ведая, обеспечит Климу и паспорт, и визу. А с ним самим что будет?

«Ах, да пропади он пропадом! Он хотел убить моего мужа, я ничего ему не должна».

Вечером в гости явился капитан Игошин, служивший в контрразведке. Матвей Львович заперся с ним и долго что-то обсуждал. Нина измучилась, ожидая, когда капитан уедет, а Матвей Львович отправится в постель.

Она натопила печь так, что в комнате нечем было дышать: лишь бы Климу было тепло. С чердака не доносилось ни звука: все ли там в порядке? Ох, нет-нет, слава богу, что Клим ничем не выдает себя.

Наконец Игошин поехал домой. Матвей Львович постучался в Нинину комнату:

— Не хотите пропустить рюмочку за разрешение визовой проблемы?

Надо было быть вежливой и любезной, но у Нины не было сил на притворство:

— Матвей Львович, идите отдыхайте. Вы посмотрите на себе — вы же сутками не спите!

— Как и вы, сударыня.

— Я сейчас ложусь.

С английского корабля ударила пушка. Матвей Львович поцеловал Нине руку:

— Ну что вы так трясетесь? Подумаешь, зеленых пугают.

Глаза у него были в красных прожилках, зрачки расширены. Нину пронзила острая жалость к нему — нелюбимому, обреченному, потерявшему всё и вся… Но она вытянула пальцы из его шершавой ладони:

— Спокойной ночи.

5.

Через час она крадучись подобралась к его комнате и заглянула внутрь. Горело электричество, на столе стояла пустая бутылка из-под коньяка, а сам Матвей Львович храпел на диване — так и уснул не раздевшись.

Тихо-тихо, вся обратившись в слух, Нина поднялась по лестнице, ведущей на чердак. Ступеньки предательски скрипели под ногами, и каждый раз она замирала: вдруг кто-нибудь услышит? Медленно отворила люк. Нежилой запах, холод… Все-таки холод!

Ни зги не видать, но свет не зажжешь.

— Клим… — едва слышно позвала она.

— Я тут.

Горячая волна прокатилась по телу. «Слава богу, все в порядке!»

Ощупью, выверяя каждый шаг, Нина добралась до Клима. Ткнулась головой ему в плечо. Он накрыл ее одеялом, прижал к себе, сдавленно охнул:

— Намяли мне бока…

Нина всхлипывала, в груди блуждал горячий огонек: «Ничего мне больше не надо… Только любить тебя… Только быть с тобой…»

Клим тихонько перебирал ее волосы.

— Поверить не могу, что ты нашлась… Мне все слышно, о чем вы там говорите. Этот контрразведчик наврал Матвею, что его ребята убили меня и выкинули в море. Ему за это пятьдесят франков перепало — вот так и узнаешь себе истинную цену. Я тут лежал, словно действительно вознесся на Небеса…

— Не говори об этом! — взмолилась Нина.

Полная темнота; целуешь будто призрака, будто пришедшего на твой зов духа. Осторожничаешь, но постоянно забываешься и соскальзываешь в теплое счастье.

Снаружи опять началась винтовочная пальба. Нина приподнялась:

— Надо идти, а то кто-нибудь проснется и обнаружит, что меня нет.

— Иди… — Клим все еще держал ее за руку. — Нин… Это правда, что я тебя нашел? Может, это просто бред? Впрочем, пусть будет бред.

 

 

назад Читать далее

Содержание

Глава 1. Блудный сын
Глава 2. Первая любовь
Глава 3. Благодетель
Глава 4. Старая графиня
Глава 5. Деревня
Глава 6. Танго по-русски
Глава 7. Праздник урожая
Глава 8. Девочка-филигрань
Глава 9. Настоящий большевик
Глава 10. Октябрьский переворот
Глава 11. Наши в городе
Глава 12. Всемирный потоп
Глава 13. Регистрация офицеров
Глава 14. Революционный Петроград
Глава 15. Пираты
Глава 16. Заговорщики
Глава 17. Предательница
Глава 18. Великий мешочный путь
Глава 19. Оппозиционная газета
Глава 20. Изъятие излишков
Глава 21. Китайские бойцы
Глава 22. Мобилизация
Глава 23. Волжская военная флотилия
Глава 24. Взятие Казани
Глава 25. Свияжск
Глава 26. Люцифер
Глава 27. Смысл жизни
Глава 28. Пролетарские поэты
Глава 29. Нижегородская ярмарка
Глава 30. Преферанс
Глава 31. Умение жить
Глава 32. Советский журналист
Глава 33. Графские бриллианты
Глава 34. Матросский университет
Глава 35. Подготовка к побегу
Глава 36. Сейф
Глава 37. Красные агитаторы
Глава 38. Корниловцы
Глава 39. Белая армия
Глава 40. Британский лейтенант
Глава 41. Беспризорники
Глава 42. Военный переводчик
Глава 43. Еврейский вопрос
Глава 44. Объявление в газете
Глава 45. На чердаке
Глава 46. Великое отступление
Глава 47. Подставное лицо
Глава 48. Новороссийская катастрофа
Эпилог

Читать

ibooks

 

 

chitat_online

 

 

zaprosit_pdf Чтобы получить текст романа “Аргентинец” в формате PDF, отправьте запрос на адрес elvira@baryakina.com

Слушать

zaprosit_audioЧтобы получить аудиоверсию романа “Аргентинец” в формате mp3, отправьте запрос на адрес elvira@baryakina.com

Написать отзыв

livelib

 

 

goodreads

 

 

napisat_avtoru

 

 

Поделиться мнением о книге в Соцсетях

Facebook Google+ livejournal mailru Odnoklasniki Twitter VK

Помочь

Если вы хотите отблагодарить автора за книгу, вы можете заплатить ему, сколько посчитаете нужным. Все средства, высланные читателями, пойдут на переводы произведений Эльвиры Барякиной на иностранные языки.