agent_marge2

Статьи

Статьи > Интервью

Интервью с Любовью Воропаевой, музыкальным продюсером

 

 

Помните проект “Женя Белоусов”? Знаете, кто его создал?

Любовь Воропаева – музыкальный продюсер, продюсер шоу (в крупнейших развлекательных комплексах Москвы, на радио и телевидении),  поэт, поэт-песенник,  автор текстов более 200 хитов в поп- и рок-музыке. Песни на ее стихи исполняли Лолита, Леонтьев, Долина, “Ария”, “Стингер” и многие, многие другие.

Эльвира Барякина: Что такое “продюсирование шоу”?

Любовь Воропаева: Как процесс и действие «продюсирование» означает «создание, производство». В моём случае это именно так.

Появляется идея или даётся определённая задача, которую я разворачиваю в шоу. Меня, прежде всего, интересует креативная часть — так уж я устроена…И организацией всех этих действ я занялась не от хорошей жизни: первый мой партнёр, которому я доверяла, обманул меня. Я нашла заказчика, а он, проведя со мной одно мероприятие, вышел на этого клиента напрямую и «отсёк» меня. Такие вещи в шоу-бизнесе случаются часто. Я к ним привыкла, в принципе. Теперь уже…А тогда я была в шоке, но получила отличный урок.

Пришлось взять всё в свои руки: и креатив, и поиски спонсоров и заказчиков, и организацию шоу и промоакций. И вести я их стала сама — самые ответственные из них. У меня большой опыт работы на сцене: в юности я была ведущей в Москонцерте. Но это уже, как говорится, совсем другая история.

Так случилось, что мои шоу («Миллениум-шоу», «Звёздные новости», «Золотая персона» и прочие) стали очень популярными в Москве: видимо, от того, что я лично знала многих журналистов, и они всегда с удовольствием откликались на мои приглашения. К тому же, я всегда заранее «готовила для них почву»: то есть находила те сценарные ходы и тех персонажей, о которых журналистам будет интересно написать.

Я этим всем занялась основательно в 1997 году. Развлекательные центры — такие, как «Голден Палас», «Кристалл» и другие, — заинтересовались сотрудничеством со мной на постоянной основе. Для формирования им хорошего имиджа и привлечения клиентов я придумывала и осуществляла постановку ежемесячных шоу. Много приглашений было и от казино, клубов, ресторанов и крупных коммерческих структур.

Любовь Воропаева, музыкальный продюсер

Э.Б.: Как это происходит на практике?

Л. В.: Получаешь заказ, придумываешь основную идею (в зависимости от пожеланий заказчика, площадки, цикличности шоу и так далее), пишешь сценарный план со всякими «фишками» — чтобы и заказчик был счастлив, и участники, и пресса, и сотрудники…А потом занимаешься организаций всего этого. На подготовку  мероприятия обычно уходит дней десять: составляешь пресс-релизы, приглашаешь прессу, проводишь аккредитацию, работаешь с участниками шоу, обсуждаешь с ними детали…

Параллельно готовится площадка — звук, свет, декорации и прочие дела. Проводишь мероприятие — часа четыре бегаешь по сцене, как бобик, и контролируешь все, что происходит в зале и за кулисами. Ну, а после мероприятия отслеживаешь публикации в прессе и эфиры, делаешь пресс-клиппинг и отдаёшь его заказчику. Были у меня и другие акции: праздники, корпоративы, презентации, там применяются свосем другие схемы. Основное моё направление — промоакции. Потому что это — творческое занятие.

Подчеркну: я не инвестор, а креативщик и отличный организатор. Инвесторов было достаточно до кризиса: сами меня находили, даже искать не приходилось. Сейчас всё это в прошлом: казино в Москве еле дышат, и компании не вкладывают деньги в промоакции — им бы удержаться на плаву. Но я, честно говоря, нахожусь в приподнятом настроении, хотя последняя моя акция была в декабре прошлого года. Устала я очень. Нервы были натянуты до предела даже во время отдыха: уезжала отдыхать за границу, а мобильник на бортике бассейна оставляла: контролировала процесс организации, всё время на связи. Сейчас я отсыпаюсь, отдыхаю и радуюсь свободе от ежеминутных «дёрганий».

Э.Б.: Кто работал в вашей команде?

Л.В.: Команду я всегда набирала «под конкретную акцию» — для мобильности и “чтобы не предавали”. Но некоторые люди работали со мной довольно долго — в качестве администраторов (арт-менеджеров) и пресс-атташе.

Э.Б.: Допустим, у нас есть симпатичная и умеренно талантливая девушка 18 лет, которая хочет петь. В активе у нее музыкальная школа и состоятельный папа. Сколько он должен выложить, чтобы через год его дочь стала звездой? Можно назвать хотя бы примерный порядок цен?

Л.В.: 2 миллиона долларов — это первый этап вложений. Для того, чтобы стать не звездой, а звездулькой: войти в «обойму», так сказать. Но это только в том случае, если продюсер реально талантливый и не только имеет связи, но и умеет придумывать неординарные творческие ходы. А так средняя цифра – миллионов пять (чтобы пошла нормальная материальная отдача от концертов артиста). Но всё равно в нашей стране шоу-бизнес — дело неприбыльное. Поэтому на вложения такого рода идут именно папы и мужья (любовники), то есть, люди, имеющие личную заинтересованность в артисте.

Девочка моя синеглазая, обложка

Э.Б.: Что из себя представляет серьезная продюсерская компания?

Л.В.: Когда я прихожу в “серьёзную продюсерскую компанию” у нас, в Москве, меня всегда смех разбирает. Все они устроены по принципу: «Продюсер плюс штат дармоедов и раздолбаев». Утрирую, конечно. У меня нет такой компании, как я уже сказала: нет у меня сил сражаться с ветряными мельницами. Но если бы я создала ее, то наверно, выстроила бы её по тому же принципу, по которому работают все мировые фирмы в этой области. Зачем изобретать велосипед, когда есть прекрасный опыт лучших из них — американских?

Э.Б.: Ситуация, когда ставший популярным артист кидает своего продюсера, наверняка встречается довольно часто. Как продюсер может обезопасить себя в этом случае?

Л.В.: В России начинает постепенно работать контрактная система взаимоотношений между продюсером и артистом. Я была у истоков ее разработки и посвятила ей несколько лет. Встала на ноги когда-то созданная мною и композитором Виктором Дорохиным Российская Ассоциация Музыкальных Продюсеров, взявшая на себя функции третейского судьи в такого рода спорах. Появились квалифицированные юристы. Теперь можно отсудить какие-то вложенные в артиста деньги, но…Как вернуть при этом затраченное на артиста здоровье, время, силы?

Э.Б.: Вы бы хотели вновь заняться продюсированием музыкального проекта?

Л.В.: Мне постоянно пишут и звонят молодые артисты. А я отказываю всем. Не вижу ТОГО САМОГО ЧЕЛОВЕКА, С КОТОРЫМ ГОРЫ МОГУ СВЕРНУТЬ. В смысле человеческих качеств, разумеется. Предательств в моей жизни было предостаточно. Больше не хочу.

Любовь ВоропаеваЭ.Б.: Опишите свой рабочий день.

Л.В.: Ахаха! Сейчас, во время кризиса, мой рабочий день проходит так: пью кофе утром и одновременно просматриваю почту и свой ЖЖ, потом пью вторую чашку кофе и прослушиваю два своих автоответчика. Делаю ответные звонки, читаю новости в Интернете, потом иду гулять в лес с собакой ( я купила коттедж в лесу, в 45 км от Москвы, и живу в Подмосковье уже 3 года).

Вернувшись из леса, занимаюсь уборкой, готовлю обед (ну, или еду сначала в ближайший городок на рынок и в магазины, а потом уж обед готовлю)…Снова гуляю, потом зависаю в Интернете или занимаюсь творчеством ( пишу стихи, песни, рассказики, посты в ЖЖ, главы к своей будущей книге о шоу-бизнесе). Вечером готовлю ужин и что-то серьёзное из еды на следующий день, отыскиваю в Интернете интересности для блога, читаю чужие блоги, сайты, книги…Изредка езжу в Москву по всяким делам…

В общем, я сейчас отдыхаю. И ЖДУ. Но не у моря погоды, нет. Получила несколько предложений о работе: не интересно. Жду хороших предложений. Неординарных. Тех, которые меня «зажгут». С удовольствием откликнулась бы на предложение инвестора сделать большой Интернет-проект. Изучила это и весь механизм Интернет-промо практически досконально – идей у меня море! Считаю, что это перспективно, с точки зрения бизнеса. Очень.

Э.Б.: Как происходит процесс “покупки песен” артистами? Авторы получают какие-то отчисления или права передаются полностью и навсегда?

Л.В.: Процесс покупки песен артистами происходит по двум направлениям: или автор отдаёт все права, включая авторские, или продаёт эксклюзивное право на исполнение своих произведений. Иногда на время, иногда — навсегда. В последнее время среди артистов стало модно «самим писать свои песни» — поэтому я иногда продаю песни «без имени». То есть, вы поняли: пишу песню, где отныне в титрах и на дисках будет написано, что её написал господин Пупкин. В моём случае это стоит от 2 до 10 тысяч долларов за песню.

Иногда бывает, больше-меньше, когда гонорар исчисляется в евро. Статус у меня есть, вроде бы, поэтому мне какие-то артисты деньги платят. Хотя они неохотно с деньгами расстаются. У них всегда есть средства на покупку новой машины, а на покупку новой песни вечно не хватает.

Э.Б.: Можно ли с первого взгляда сказать: вот этот парень через год принесет инвесторам серьезные деньги? Или это все – лотерея?

Л.В.: Всё это, конечно же, зависит от Случая. Хотя я, когда вижу потенциального артиста, всегда знаю, что и как будет дальше. Опыт…Интуиция…Ну и всё такое…

Э.Б.: Человек с потенциалом звезды – это…

Л.В.: Талант и харизма, хорошие инвестиции, покладистый характер, порядочность, дисциплина.

Э.Б.: Насколько реально артисту из России раскрутиться на Западе? Имеет ли вообще смысл вкладываться в это? Или расходы на пиар в любом случае не окупятся?

Л.В.: Есть пример – «Тату»…Возможно, Валерия, Билан…Непременно будет большая волна русских артистов…Грядёт она…Только на Западе (после кризиса ) такие проекты и окупятся.

Э.Б.: Где можно найти книги Ваших стихов?

Л.В.: Последняя моя книга стихов «ЛавStory” продавалась на Озоне, но это было давно — она вышла в 2000 году. С тех пор я книг стихов не издавала. Нет никакого желания почему-то…Так что, мои книги стихов — раритеты.

Э.Б.: Что Вы читаете?

Л.В.: Почти всё. И современную прозу (поэзию современную не читаю), и классику, и мусорную литературу, попсовую… В моих литературных вкусах мне бы совсем не хотелось прослыть консерватором. С удовольствием читала Пелевина, например. Не все его книги мне нравятся, но они меня по-хорошему «взбадривают». Сорокина я совсем читать не могу.

Фамилий авторов «новой волны» можно называть бесконечно много. Я даже от Минаева не плююсь, как многие, потому что у нас сейчас такая с вами драйвовая жизнь, всё так стремительно меняется, что и литература в облике «книжек-однодневок» становится привычной. Если говорить о сегодняшней серьёзной литературе, то она тоже есть, и нужно, кстати, определённое настроение, чтобы читать эти книги. Улицкая — да! Серьёзный автор безусловно, достойный автор…Но её книги не «проглатываешь», её книги «думаешь вместе с её героями». Или вот «Похороните меня за плинтусом» Санаева. Все советовали мне прочитать эту книгу — серьёзная, дескать, литература. Литература — да, но я не разделяю телячьих восторгов многих своих знакомых по поводу этой книги. Мне понравился Иванов. Тот самый, который «Общага на крови». О нём мало говорят, но это — литература.

Гришковец («Рубашка»), Заончковкий ( «Сергеев и городок»), Кабаков ( «Всё поправимо»), Дина Рубина, Быков, Анатолий Азольский… Конецкий ещё. Список достойных авторов и книг на самом деле огромен. Про великую русскую писательницу Толстую не стану говорить — не пришлась она мне по душе. Аристов ( «Предсказания очевидца»), Геласимов («Рахиль») — это из постмодернистских книг… Мне кажется, что наше время не страдает от нехватки хороших книг. Хотя…многие, я знаю, читают и перечитывают только классику. Я вот буквально на-днях перечитала «Анну Каренину» Льва Николаевича Толстого. Достоевского всего, включая его переписку, в прошлом году перечитала. Но я перечитываю эти книги не из-за какой-то «ностальгии по настоящему». Просто я меняюсь, становлюсь опытнее и умнее по жизни, и нахожу в этих книгах то, что когда-то не поняла или пропустила, не сочтя важным. В данный момент я читаю англичанина Бена Элтона «Blast from the past». На английском.