Статьи

Культурная жизнь российских эммигрантов в США

 

Книги и газеты

В русских магазинах продается множество газет, которые рассчитаны на старшее поколение иммигрантов. Газеты эти верстаются в крошечных редакциях и почти все материалы в них стырены с интернета. Темы у газетчиков вечные: звездные скандалы, чуть-чуть московской политики, чуть-чуть американской, как похудеть, заговоры бабы Нюры, интервью со стареющим артистом, сканворд и бесчисленные объявления «куплю-продается», «оформление вида на жительство», «ваш брокер» и «русский доктор чинит зубы недорого».

Время от времени какой-нибудь энтузиаст пытается издавать свою газету — дабы жечь глаголом сердца русскоязычной диаспоры. Он печатает злободневные материалы и призывает иммигрантов объединяться. Но молодежь объединяется в Интернете, а старичкам и так хорошо. Так что новые газеты благополучно прогорают.

Выбор книжек в русских магазинах таков: тема еврейства — процентов двадцать; Донцова, Маринина, Акунин и прочие известные детективщики — процентов тридцать, десять процентов — прописи, буквари и сказки нашего детства, которые покупают родители в надежде научить детей русскому языку. Остальное — текущие бестселлеры и странная смесь из книжек, купленных на стоках.

Полноценных русскоязычных издательств, можно сказать, не существует. Если автор и напечатает что-то за свой счет, то продать тираж будет крайне сложно, потому что магазины не возьмут его на реализацию. В результате приходится все раздаривать по друзьям и библиотекам, но и в библиотеках русский самиздат не задерживается. Если это не исторически ценные мемуары или еще что-нибудь в этом роде, то книгу, скорее всего, сдадут в переработку за ненадобностью.

В последнее время русскоязычные писатели освоили Амазон и его программы по созданию и реализации электронных книг. Читалка Киндл есть у многих иммигрантов и они готовы расстаться с тремя-пятью долларами, чтобы загрузить себе книжки на русском. Однако официально Амазон не поддерживает русский язык, и все, что наши авторы публикуют на его сайте, — это нелегальщина. Если администрация натыкается на такие книги, их удаляют. Поиск по-русски, разумеется, не работает, и чтобы найти нужную книгу, надо знать места, а именно категории “Language Instruction > Russian”, куда обычно сваливаются учебники и справочники по грамматике или “World Literature > Russian”, где по идее должны лежать книги, переведенные на английский язык.

Музыка и кино

Культурно-музыкальная жизнь нашей диаспоры весьма насыщена: к нам приезжают все звезды российской эстрады: как действующие, так и уже погасшие. Это у них называется «зарубежные гастроли».

Гастроли проходят в небольших клубах и рекламируются в русских газетах. Билеты стоят недешево, но народ понимает, что артистам надо подзаработать и с охотой платит за повод поностальгировать и вспомнить боевую молодость.

Единственные из русских, кто собирает настоящие концертные залы, это звезды оперы и балета. Смотреть на «Лебединое озеро» в постановке Мариинского театра приходят целые толпы.

Российские фильмы у нас можно посмотреть только на фестивалях, ну или по подписке: есть компании, которые берут абонентскую плату и подключают вас к своей фильмотеке, в которой имеется значительная коллекция зарубежного кино. Там все иностранные фильмы идут с английскими субтитрами.

Я помнию только одну попытку вывести российский фильм на большие экраны – “Ночной дозор” по роману Лукьяненко. В нашем кинотеатре крутили ролики, а в фойе висели афиши и стикеры. Но на предпросмотре зрители раскритиковали картину и ее так и не стали показывать.

Из российских музыкальных групп на моей памяти успеха добились только «Тату»: одно время их песни, перепетые на английском, крутились на всех радиостанциях.

Православные церкви в Лос-Анджелесе и округе

В Большом Лос-Анджелесе есть три православных церкви и одна из них — маленькая, с кукольными маковками, красуется как раз под знаком Hollywood, если подъезжать к ней со 101-го фривэя. Зрелище символическое и трогательное.

Православные традиции постепенно угасают среди наших иммигрантов. Раньше церкви выполняли функцию форума, а сейчас с этим с успехом справляется Интернет. Кроме того, сказывается социальный состав вновь прибывших иммигрантов: сейчас приезжают ученые, хипстеры и студенты — а это все-таки не церковная публика.

Если в России приходы значительно помолодели, то у нас они старятся на глазах. Последние потомки белогвардейцев умирают, здания, которые они когда-то строили, приходят в негодность, ремонт проводить не на что. Энтузиасты, ведущие занятия в воскресных школах, к сожалению, не блещут педагогическими талантами, и убыль в рядах не восполняется.

Когда моему сыну было шесть лет, я попробовала водить его на занятия — ради поддержания русского языка, но батюшка начал рассказывать детям, что их любимый праздник Хэллоуин — это дьявольские происки. У ребенка случился когнитивный диссонанс, и мы решили, что такого рода учеба нам не нужна.

Проблема еще в том, что церковное начальство то и дело меняет батюшек: там плетутся какие-то интриги — кто поедет в приход в Калифорнию, кто на Аляску; беспрестанно делятся должности, фонды и степень святости. В общем, сплотить иммигрантов вокруг пастырей не получается.

Русские рестораны

Русских ресторанов у нас мало, и русская кухня практически неизвестна калифорнийцам: из всего многообразия блюд они знают разве что икру и водку. Но наши люди, разумееются, в курсе, где находятся хлебные места.

Понятие “шикарный русский ресторан” можно рассмотреть на примере заведения Romanov.

О, ребята, это грандиозное место — дивный сон бывшего советского гражданина! Интерьеры «Романова» расписаны наподобие царских палат — ну, как это представляли себе местные маляры. Внутри все красно-золотое, на потолке люстра — как в Большом театре, а в туалете специальная тетенька прыскает вам на руки жидкое мыло и подает бумажное полотенце.

Меню в «Романове» тоже царское: устрицы, лобстеры, фуа-гра — в общем, все, о чем вы в детстве читали в романах и думали, что не попробуете никогда. Для желающих есть также икра черная, икра красная, салат Оливье, блины, пельмени, селедка под шубой и т.д. и т.п.

Для удобства посетителей имеется балкон — там можно курить. В скобках пометим, что курить в США — это моветон, привычка люмпенов, маргиналов и необкатанных иммигрантов.

Снаружи «Романов» напоминает нечто среднее между кремлевской стеной, турецкими банями и голливудскими декорациями а-ля рюс из фильмов 1930-х годов. Чтоб уж никто не перепутал, над «Романовым» высится церковный купол — ведь когда видишь полосатенькую «луковку» сразу понятно, что это символ России, а не чего-нибудь.

Машины перед «Романовым» — сплошь «Мерседесы» и «БМВ»: наши люди на такси в рестораны не ездят. Публика расфранченная, дамы на каблуках и при бусах, у господ горящие глаза — сейчас будет еда и танцы до упаду!

В «Романове» в основном отмечают юбилеи и дни рождения. Ближе к ночи на сцену поднимаются певцы и исполняют шлягеры былых лет. Русскоязычная публика от души веселится, случайно залетевшие в «Романов» американцы косятся по сторонам и глупо улыбаются: они никогда не бывали на таком празднике жизни.

Официанты тенями проносятся между столиками и меняют блюда с недоеденными крабами на картошку с грибами и жареной бараниной. Ведущий надрывается: «А теперь все дружно поздравляем Бэллу с днем рождения! Хэппи бездэй ту ю!» Серьезный менеджер подходит к гостям и, перекрывая музыку, орет на ухо:

— Ну как вам наш ресторан?

— Лучше всех! — отзывается раскрасневшаяся тетя, глотает минералку и бежит плясать под «Ягоду-малину».