argentino

Аргентинец

ГЛАВА 36

СЕЙФ

 

1.

 

Осип верил, что Клим постепенно втягивался в революцию. Осип видел, как он занимается с матросами: не было в его словах равнодушия! Он говорил без подлянки, будто сам был пролетарием. Но временами его буржуйское прошлое давало себя знать.

— Вот ты, Осип, считаешь, что общество поделено на классы, которые обязательно должны бороться друг с другом, — говорил Клим. — Что-то я не разберу, а кто я с классовой точки зрения? Происхождение у меня дворянское, а биография — самая что ни на есть босяцкая. С кем мне положено воевать?

— Ты деклассированный элемент, — наставлял его Осип. — То есть тип, болтающийся между небом и землей. Ты вникни в суть, напряги мозги: без классовой борьбы нам никак не обойтись! Одни живут своим собственным трудом, другие — чужим, и эту эксплуатацию надо прекратить.

— А я не против, чтобы меня эксплуатировали, — пожимал Клим плечами. — Если издатель хорошо мне платит и не лезет в мою жизнь, с какой стати мне с ним бороться? Вдруг еще выиграю — кто мне гонорары будет начислять?

— Ты сам будешь хозяином результатов своего труда и сам станешь ими распоряжаться.

— А если я не хочу? Если мне удобнее написать статью и продать ее эксплуататорам?

— Тю! — плевался Осип. — Что ты все на себя сводишь?!

— Ну давай о тебе поговорим… К какому классу ты принадлежишь?

— К рабочим, к кому же еще?

— Ничего подобного: ты с четырнадцатого года не работаешь в цеху. Ты чиновник — один в один как мой папенька: на службе стараешься, с врагами государства — по всей строгости…

Осип хохотал — настолько забавным ему казалось сравнение с губернским прокурором.

Клим делал невинные глаза:

— А что ты смеешься? Кто рабочих гоняет в хвост и в гриву? Кто ничего не производит, кроме бумажек?

— Но я же не присваиваю результаты их труда!

— А откуда берется твой партийный паек? Хм, может, это ты эксплуататор и есть?

Кровь бросалась в лицо Осипу.

— Но-но! Ты ври, да не завирайся!

— Вот и папенька так же говорил.

И все-таки Осипу удалось переманить Клима на свою сторону: тот сам вызвался поехать на фронт.

План насчет агитационного вагона привел Осипа в восторг: Клим действительно мог бы зажигать бойцов, внушать им, что правда на их стороне и победа не за горами.

Перед тем как разрешить формирование летучки, начальник военкомата вызвал Осипа:

— Петрович, ты уверен в нем? Аргентина не признала Советы. Может, твой Рогов шпион или диверсант? Мы отправим его в прифронтовую полосу, а он вредить начнет…

— У него баба здесь остается, — отозвался Осип. — Так что вредить ему не с руки. Это наш человек, я за него ручаюсь.

— Ну смотри…

2.

Осип перехватил Клима после лекции:

— Слышь, я все устроил: собирай свою команду — отправляетесь сегодня в девять вечера.

— Куда?

— Белые прорвали оборону в районе Курска. Моральный дух никуда не годится, войска бегут, так что Политуправление нуждается в агитационных резервах. Летучку придется оставить здесь, но ничего, вам дадут купе, а на месте найдете себе какой-нибудь транспорт. — Он передал Климу бумагу: — Держи направление. В ЧК я позвонил, там девки будут до шести в канцелярии сидеть. Принеси им трудовые книжки своих людей — они выдадут разрешения на выезд. В Курске вас ждут.

Клим побледнел:

— А ты?

— Я тоже на фронт еду, но не с вами — у меня поезд через два часа. — Осип стиснул его ладонь: — Не предавай нашу революцию! Будешь разговаривать с солдатами, напоминай им постоянно, что Красная армия непобедима, что если белые скинут нас, то восстановят царизм и вернут помещиков, а рабочих накажут за бунт. Пусть помнят, что мы все-таки создали первое в мире рабоче-крестьянское государство…

3.

Осип заглянул к Любочке в столовую:

— Иди сюда — потолковать надо.

Она вышла в коридор, держа в руках кофемолку:

— А мы раздобыли настоящий кофе! Понюхай.

Осип покорно вдохнул кофейный аромат, нечаянно дунул, и черно-коричневый порошок измазал Любочкино платье.

— Прости, ради бога… — сконфузился Осип.

Она стряхнула с себя кофейную крошку:

— Ничего. Мы теперь богатые — мне десять фунтов этого добра привезли. Я тебя сейчас угощу.

Осип покачал головой, взял ее за руку:

— У меня просьба, обещай, что выполнишь. Мишка, сын мой… и родители… ты проведай их, сделай что надо: хлеба дай… может, денег…

Любочка смотрела на него, сдвинув брови.

— Что ты задумал?

— Я ухожу на фронт.

— Когда?!

— Сейчас.

4.

Любочка побежала домой как была — прямо с кофемолкой. Слезы текли по щекам, сердце колотилось. Упасть бы сейчас посреди дороги и умереть… Она то ругала Осипа последними словами, то вспоминала, как он крепко обнял ее на прощание:

— Не поминай лихом, Любовь Антоновна. Ты пиши мне… Я ждать буду.

Что она ему наговорила? Что-то страшное: что он разлюбил ее, что он готов сбежать от нее под пули… И пусть катится к дьяволу, если желает…

На ее крики сбежалась вся кухня. Осип смотрел на Любочку, страдая:

— Ты должна понять: нельзя в такое время думать только о себе!

Она-то как раз думала не о себе, а о ребенке, который наверняка останется сиротой. Осип не вернется — Любочка знала это наверняка.

На крыльце теремка она столкнулась с Саблиным: он был сам на себя не похож в солдатской шинели и с заплечным мешком.

— Ты куда собрался?

Саблин явно не ожидал встретить ее. Он приподнял фуражку:

— Я уезжаю на фронт, Любовь Антоновна…

Она отступила на шаг и больно ударилась о перила.

— Да вы что, с ума все посходили?! Тебе же нельзя, ты…

Она не успел договорить — калитка скрипнула, и во двор влетели Нина и Клим.

— Варфоломей Иванович, ступайте, мы сейчас вас догоним.

Любочка потерянно переводила взгляд с одного лица на другое:

— Объясните, что происходит!

Клим мягко взял ее за плечо:

— Пойдем…

Они вошли в дом, потом в ее залитую вечерним солнцем комнату. Любочка поставила кофемолку на стол, где были разложены недошитые пеленки.

— Нинина трудовая книжка у тебя? — спросил Клим.

— Да.

— Она лежит в конторе столовой?

— Нет, здесь. — Любочка показала на сейф, в котором некогда хранились бумаги, оставленные Климу в наследство. — Столовые часто грабят, поэтому я на всякий случай…

— Отдай мне ее, пожалуйста! — в нетерпении воскликнула Нина.

Любочка в упор посмотрела на нее. Жалобная, ненатуральная улыбка кривила Нинины губы, по горлу то и дело проносилась судорога.

— Ты что, уволиться решила?

— Нет… То есть…

Ярость захлестнула Любочку:

— Я ничего вам не дам, если вы не объяснитесь!

— Мы хотим уехать из Нижнего Новгорода, — сказал Клим. — Поэтому Нине нужна трудовая книжка. Без нее нам не дадут пропуск в ЧК.

— Саблин тоже едет с вами?

— Да. Помоги нам!

Любочка поняла: они хотели сбежать из Совдепии. Она обхватила себя за локти. Как эти люди смеют просить ее о чем-то?! Она дала им кров, работу — все на свете, а теперь они оставляют ее одну, беременную, только что брошенную мужем.

— Вы издеваетесь, да?!

Любочка вопила, не помня себя; запустила в Клима кофемолкой — она ударилась о стену, кофе рассыпался по ковру.

— Ты обещала мне помочь с ребенком! — кинулась Любочка к Нине. — Как можно быть такой неблагодарной?! Что молчишь?!

— Я все равно не останусь.

— Останешься! Никакой тебе трудовой книжки!

— Любочка, давай по-хорошему… — начал Клим.

— А то что? Вы меня убьете, чтобы ограбить мой сейф? Давайте! Нинка пусть держит, а ты мне горло перережешь — вон ножницы прекрасно подойдут! Куда уж мне с вами, с двоими, справиться! Только ключ я вам все равно не отдам.

Клим вздохнул, подошел к сейфу и опрокинул его на ковер. Потом нажал на дно и оно сразу сдвинулось внутрь. Запустив руку в бумаги, он стал один за другим вытаскивать документы. Нина и Любочка в изумлении смотрели на него.

— Отцу подарили этот ящик в страховой конторе после того, как он отправил на каторгу двух грабителей, — сказал Клим. — Они так чисто вскрыли сейф, что поначалу никто не мог догадаться, куда из него делись двести тысяч, ведь дверь была цела, а замок закрыт. Только потом следователь догадался, что грабители вырезали стальное дно — у них был специальный американский инструмент.

Слезы текли по Любочкиным щекам.

— Почему вы меня бросаете?! Что я вам сделала?

— Ты нам сделала не ту жизнь, какую бы нам хотелось, — отрывисто сказала Нина.

Клим сунул ее трудовую книжку в карман.

— Любочка, это не твоя вина, мы знаем, что ты старалась, и мы тебе благодарны… Но нам тут плохо… Пойдем, — позвал он Нину. Помолчал, не зная, что добавить. — Спасибо за все.

— Будьте вы прокляты!

Они ушли. Любочка стояла посреди комнаты рядом с опрокинутым сейфом, с высыпавшимися из него бумагами. В теремке было тихо, как в заброшенной шахте. Постепенно до Любочки стал доходить весь ужас ее ситуации: у нее никого не осталось. Все совершилось слишком быстро — значит, они заранее спланировали побег. Пока она выбивалась из сил, чтобы обеспечить их благами, которые и не снились рядовым гражданам, они плели против нее заговор. Любочка чувствовала себя богатой старухой, за которой родственники ухаживали ровно до тех пор, пока она не подписала завещание.

А Саблин? Он-то как мог бросить ее?

Любочка решительно направилась в прихожую к телефону, сняла трубку.

— Что угодно? — произнесла телефонная барышня.

— Девять-сорок…

Любочка не успела договорить — связь вдруг оборвалась.

— Не звони, — сказал отец. В руках у него был выдернутый телефонный провод.

— Ты тоже за них?! — отшатнулась Любочка.

Антон Эмильевич покачал седой головой:

— Пусть едут: им все равно свернут шею где-нибудь по дороге. А если их арестуют, то начнется следствие, и в первую очередь чекисты явятся к нам в дом. Ты этого хочешь?

Он обнял Любочку, и она заревела ему в плечо, как маленькая.

 

назад   Читать далее

Содержание

Глава 1. Блудный сын
Глава 2. Первая любовь
Глава 3. Благодетель
Глава 4. Старая графиня
Глава 5. Деревня
Глава 6. Танго по-русски
Глава 7. Праздник урожая
Глава 8. Девочка-филигрань
Глава 9. Настоящий большевик
Глава 10. Октябрьский переворот
Глава 11. Наши в городе
Глава 12. Всемирный потоп
Глава 13. Регистрация офицеров
Глава 14. Революционный Петроград
Глава 15. Пираты
Глава 16. Заговорщики
Глава 17. Предательница
Глава 18. Великий мешочный путь
Глава 19. Оппозиционная газета
Глава 20. Изъятие излишков
Глава 21. Китайские бойцы
Глава 22. Мобилизация
Глава 23. Волжская военная флотилия
Глава 24. Взятие Казани
Глава 25. Свияжск
Глава 26. Люцифер
Глава 27. Смысл жизни
Глава 28. Пролетарские поэты
Глава 29. Нижегородская ярмарка
Глава 30. Преферанс
Глава 31. Умение жить
Глава 32. Советский журналист
Глава 33. Графские бриллианты
Глава 34. Матросский университет
Глава 35. Подготовка к побегу
Глава 36. Сейф
Глава 37. Красные агитаторы
Глава 38. Корниловцы
Глава 39. Белая армия
Глава 40. Британский лейтенант
Глава 41. Беспризорники
Глава 42. Военный переводчик
Глава 43. Еврейский вопрос
Глава 44. Объявление в газете
Глава 45. На чердаке
Глава 46. Великое отступление
Глава 47. Подставное лицо
Глава 48. Новороссийская катастрофа
Эпилог

Читать

ibooks

 

 

chitat_online

 

 

zaprosit_pdf Чтобы получить текст романа “Аргентинец” в формате PDF, отправьте запрос на адрес elvira@baryakina.com

Слушать

zaprosit_audioЧтобы получить аудиоверсию романа “Аргентинец” в формате mp3, отправьте запрос на адрес elvira@baryakina.com

Написать отзыв

livelib

 

 

goodreads

 

 

napisat_avtoru

 

 

Поделиться мнением о книге в Соцсетях

Facebook Google+ livejournal mailru Odnoklasniki Twitter VK

Помочь

Если вы хотите отблагодарить автора за книгу, вы можете заплатить ему, сколько посчитаете нужным. Все средства, высланные читателями, пойдут на переводы произведений Эльвиры Барякиной на иностранные языки.