belyi_shanghai_skachat

Белый Шанхай

Исторические романы > Белый Шанхай

Эпилог

Назад в СССР

 

1.

Клим сидел в студии перед микрофоном и зачитывал мировые новости:

— На фоне конфликта с Великобританией и другими Великими Державами в СССР прошла “Неделя обороны”: население училось стрелять и пользоваться противогазами. В Вене продолжаются столкновения между полицией и социалистами…

Когда Клим попрощался со слушателями, к нему заглянул Дон Фернандо.

— Слышал, что Марта учудила? Какой-то тип ходил к ней в бордель, пользовался девочками в кредит, а платить — не платил. В прошлое воскресенье она явилась в церковь, и, когда стали собирать пожертвования, опустила в корзину его расписки: “Подателю сего уплатить в счет долга в публичном доме…” Скандал был дикий!

Клим рассмеялся:

— Прелесть какая! — И тут заметил, что сидевший за стеклом техник отчаянно машет руками. — Ого, кажется, мы микрофон забыли выключить!

Дон Фернандо сначала хохотал, потом ругался, а потом решил, что так и надо: теперь о его оплошности будут говорить в каждом трамвае. Бесплатная реклама!

В студию постучалась секретарша Оленька, любимица Дона. В руках у нее была русская газета.

— Клим, смотрите, что пишут! Вам, наверное, будет интересно.

Он взял у нее газету и вздрогнул: на первой полосе был отпечатан крупный заголовок: “Побег от китайских сатрапов: интервью с Ф. Бородиной”.

Фаня рассказывала, что в течение месяца, пока все вокзалы и дороги из Пекина были перекрыты, они вместе с Ниной Купиной и дипломатическими курьерами жили у русского ученого-востоковеда. Постепенно страсти улеглись, и беглецов вывезли в СССР вместе с дипломатами, военными советниками и видными членами Коммунистической партии Китая.

Клим передохнул. Значит, Нина сейчас в России…

Он поднялся:

— Я поехал.

Дон Фернандо схватил его за рукав.

— Опять?! Куда тебя на этот раз понесло?

— В советское консульство за визой.

2.

Климу удалось получить визу только в октябре, и он сразу купил билеты на советский пароход, следовавший до Владивостока. Оттуда по железной дороге можно было добраться до Москвы, где Клим надеялся разыскать Фаню Бородину и узнать у нее о судьбе Нины.

Оставить Китти на неопределенный срок было нельзя, и он решил взять ее с собой. Все знакомые говорили, что это безумие — ехать в страну, в которой заправляют коммунисты-фанатики. Из СССР приходили пугающие слухи: в магазинах ничего не достать, всюду очереди, а в гостиницах такие цены, каких нет в лучших отелях Парижа и Нью-Йорка.

— Если ты хочешь покончить жизнь самоубийством, спроси у Одноглазого, что и как сделать, — ворчал Дон Фернандо. — Он в этом понимает.

— СССР каждый год посещает множество американских туристов, и мы с Китти затеряемся в их толпе, — отозвался Клим. — Я уже вписал ее в свой паспорт. Это, конечно, незаконно, ну да кто об этом знает?

Клим собирался на Родину, как на северный полюс: прислуга нагрузила двенадцать чемоданов консервами, мылом, постельными принадлежностями и прочими запасами на все случаи жизни. Люди, бывавшие в СССР, посоветовали Климу одеваться, как можно шикарнее: это в некоторой степени защищало от произвола советских начальников — они боялись связываться с важными иностранцами.

Для поездки в Москву Клим справил себе и Китти умопомрачительный гардероб. Тони Олман, встретивший их на пристани, расхохотался, увидев Клима в элегантном темно-сером пальто, шляпе-хомбург и малиновом шелковом шарфе в мелкую крапинку.

provody_parohoda

Проводы парохода

— Вы заметили, что вас только что сфотографировал советский репортер? — шепнул Тони, показывая на молодого человека с портативной камерой в руках. — Теперь ваш портрет появится в каком-нибудь советском журнале с подписью: “Кровавый эксплуататор, наживающийся на честном труде простых рабочих”.

— Откуда вы знаете, что это советский репортер? — спросил Клим.

— Он приехал встречать моих клиентов, моряков с “Памяти Ленина”. — Тони показал на группу обтрепанных мужчин, ждущих посадки. — Я, как последний идиот, взялся за их дело и полгода ездил к ним в тюрьму. В Шанхайском клубе со мной теперь не здороваются: все считают, что я продался большевикам. А как я откажусь, если люди заживо гнили в яме без суда и следствия? Состава преступления нет, зацепиться не за что… Едва уговорил китайцев, чтобы они депортировали русских на родину.

— Передавайте привет Тамаре, — сказал Клим, пожимая ему руку.

Глаза Тони потеплели.

— Обязательно передам.

Таможенный офицер позвал его к морякам, и он побежал устраивать своих подопечных.

— Господин Рогов, вы тоже уезжаете? — послышался женский голос.

Клим обернулся и увидел Аду, наряженную в дорожный костюм и фетровую шляпу. Рядом стоял китайский парнишка с двумя саквояжами в руках.

— Мы с Сэмом в Америку плывем! — объявила Ада. — Миссис Бернар выправила нам визы через Лигу Морального Благоденствия.

— Мечта сбылась? — удивился Клим.

Ада гордо взглянула на него.

— У меня всегда все сбывается!

С катера, доставлявшего пассажиров на океанские суда, раздался гудок.

Ада перекрестилась:

— Ну все, мы отплываем. Даст Бог — свидимся.

Сэм перехватил саквояжи поудобнее.

— Куда идти?

— За мной.

Он смотрел на нее влюбленными глазами и, кажется, был совершенно счастлив.

okeanskii_lainer

Пароход, плывущий в СССР

2 февраля 2008 г. – 6 ноября 2014 г.

назад

 

Получить файл

zaprosit_pdf Чтобы получить текст романа “Белый Шанхай” в формате PDF, отправьте запрос на адрес elvira@baryakina.com

Написать отзыв

livelib

 

 

goodreads

 

 

napisat_avtoru

 

 

Поделиться мнением о книге в Соцсетях

Facebook Google+ livejournal mailru Odnoklasniki Twitter VK

Помочь

Если вы хотите отблагодарить автора за книгу, вы можете заплатить ему, сколько посчитаете нужным. Все средства, высланные читателями, пойдут на переводы произведений Эльвиры Барякиной на иностранные языки.