about_elle_vira

Статьи

Беспризорники в СССР в 1920-х годах

 

Автор: Н. Шушканов

Большой город. Сморщенный городишко. Станция железной дороги. Деревня. Весна, лето, осень, зима. Везде и всегда встретишь беспризорника. На улице тянет навстречу прохожему исхудалую ручонку.

В снегу, в грязи лежит издыхающе, выдвинув поближе к прохожему фуражку или дно горшка. Топчется у окон магазинов, роется в отбросах на фруктовом рынке. Неокрепшим голосишком распевает чувствительные песенки: «Маргаритку», «Соловья», «Ланцова», «Клавочку», «Сашу дорогую».

Папиросник. Девочка-проститутка с постаревшим лицом, а на нее ревнивым, подсматривающим взглядом уставился из-за угла 14-15-летний «кот».

Вокзал. Давка. Обокраденный, обезумевший пассажир-серяк. Поймали воришку. Бьют.

Умные, недетские серьезные глаза. Измазанное лицо, на котором странны ясные глаза, наивные детские губы. Ножик за голенищем или в штанах. Карты. Изумительные лохмотья. И так далее.

Комиссии по делам несовершеннолетних изучают и судят тысячи беспризорников. Трудовые колонии. Детские дома. Артели, школы-коммуны из бывших беспризорников.

 

Причины беспризоности детей

 

Беспризорники — огромное бедствие. С этим бедствием ведется упорная борьба, прочнее организуется помощь беспризорнику.

Беспризорными дети делаются не потому, что они скверны, преступны и т.п., а лишь вследствие ненормальных социальных условий, ненормального общественного или семейного воспитания.

Совершенно неправ и безграмотен тот, кто считает, что в беспризорниках преступность, бродяжничество и прочие скверные качества — нечто прирожденное. Девяносто девять сотых всех детских психопатий, «преступности» — представляют собой лишь временную неприспособленность ребенка из-за отсутствия организующей и нормально воспитывающей обстановки.

В огромном большинстве беспризорные — это выходцы из нуждающихся слоев населения, в огромном большинстве — пролетарские дети. В них основные черты характера — здоровы. Поэтому рано и жестоко брошенный в реальную жизнь ребенок не расслаблен, не пассивен, а детским умом, детскими мускулами начинает бороться за существование и бороться с необычайной активностью.

Пролетарский ребенок, оказавшийся беспризорником, очень чуток, он ищет товарищей, организуется в боевые группки-«банды», связанные особой, для нас непонятной, этикой.

Тяжелая, полная лишений и неожиданностей жизнь делает беспризорника смелым, изобретательным, увертливым, богатым деловой фантазией.

Развиваются в общем-то здоровые качества, но в неорганизованной, нездоровой, противоречивой обстановке эти качества получают нездоровое применение, извращаются.

Тот, кто попробует внимательно побеседовать с беспризорником, будет удивлен, а иногда прямо восхищен яркостью характера беспризорника.

— Способный мальчишка.

— Ясная голова…

— Отважный парень…

— Жаль… пропадает.

Примерно такое впечатление может оставлять беседа со многими беспризорниками.

Иное — беспризорники, вышедшие из обеспеченных семей, они отличаются от пролетарских беспризорников. Подросший в буржуазной обстановке мальчишка — не так энергичен, не так предприимчив, он часто самоуглубляется, мрачно уединяется, чаще гибнет.

Некоторые думают, что беспризорные — это как бы накипь на революции, что революция породила беспризоность.

Конечно, это неверно. Беспризорность — не результат революции, она даже не целиком результат мировой войны.

Беспризорники не только в России, они есть и в Америке, и в Англии, и в Германии, в любой стране. Статистические данные говорят, что беспризорность имелась и в Европе, и в Америке, и до войны, и во время войны, имеется и сейчас.

Общие условия экономического развития всего капиталистического мира породили и порождают беспризорность, детскую «преступность», детскую проституцию.

Есть о беспризорниках хорошая книжка тов. Маро (М.И. Левитиной). Из этой книжки расскажем несколько интересных наблюдений над жизнью беспризорного.

Жилище беспризорника

В первые же годы войны разразился жилищный кризис, в результате рост беспризорности. И это не только в воевавших странах, но и в нейтральных.

Война осталась далеко позади и даже в таких богатых странах, как Голландия, число беспризорных не уменьшается. В Голландии в 1923 году масса людей выселена из жилищ в виду их «опасности». Веселенные ютятся на каналах, в разбитых лодках и баржах.

Имеются цифры московской беспризорности за 1922 год. В квартирах жило 40 процентов правонарушителей, в комнатушках — 38 процентов, в детских домах — 4 процента, в ночлежке — 1 процент, бездомных — 12 процентов.

Все эти квартиры, комнатушки — до последней степени неприглядны. Две-три комнаты в лучшем случае заселены тремя-четырьмя семьями, причем каждая семья со своими жильцами. Выбитые стекла, заткнутые грязными тряпками. Пол заплеван и грязен. Чад и дым. Брань. Паршивая ночь.

Состав жильцов безотрадный — мелкие спекулянты, «гулящие» женщины, воришки, сводни, живущие «на девочках», пробивающиеся на случайном заработке и т.д.

Бездомные живут в самых неожиданных жилищах. Разрушенные постройки, клади дров, пустые сараи, лари, вагоны, под мостом, в своими силами вырытой пещере.

В одной детдомовской стенгазете бывший беспризорник В. рассказывает: «Как я жил на воле».

«Нас было человек тридцать «на путях», т.е. на железной дороге. Летом мы спали на вольной волюшке, на траве, а зимой уж совсем другое. На «бан», то есть, на станцию мы не ходили, так как там была враждебная нам партия мальчиков»…

… «Пришли ненастные дни долгой осени. Мы выбрали заброшенный вагон и заняли его, как свою хорошую квартиру, с чувством хозяина.

Работали мы следующим образом: лишь утро настает, брали с собой мешки и уходили в парк к паровозам. Там у нас были знакомые механики, которые нам давали уголь за пачку-другую папирос. Набравши каждый почти по полному мешку, мы уносили и продавали.

Это старшие мальчики. У младших, или ка мы называли их «пауанов», была своя обязанность и работа. Один оставался в вагоне, подметал его и топил до самого вечера. Остальные шли на разживу пропитания».

«Вечером после удачи кокаин, карты, спрт, куски и груды самого разнообразного хлеба.

Приходят отходники, угостят их на славу, дадут папирос и до свидания. Под утро только в вагоне делается тихо и все засыпают. Вот так я жил на воле.

В ночлежках полагается плата. Поэтому не всяких беспризорник туда попадает. В ночлежке тепло, но… Живет беспризорник чаще всего в «первом этаже» (под нарами), слушает разговоры второго и третьего этажей — взрослых. Втягивается в нужды и интересы подлинного «дна», заражается ярко выраженным злом высоких этажей.

Азартные игры попойка, кокаин, воровство, похабщина, половые извращения одолевают беспризорника, неспособного к решительному сопротивлению.

В Киеве и в Москве организованы особые бесплатные ночлежки для детей. В них ведется определенная культурная работа. Создаются культурная детская ночлежка. Кое-что подобное делается и в других городах.

Беспризорник и уголовный мир

Опытным взглядом присматривается жулик к беспризорнику.

—Взять.

Приспособляют беспризорника в посыльного. Проявит точность, устойчивость — ставят «на стрему» или «на цинку» (часовым, сторожевым).

После долгих испытаний подростка вводят в «малинник». Старший вор (урка, жулик), называемый «паханом», обычно использует молодняк в качестве карманщиков. Прикрепляет к себе кокаином.

«Собачье» голодное существование изматывает, поколеблется парнишка и соблазняется на «работу». Как иначе?

— Сдыхал… Что делать?

— Пропащий я, все равно…

— Перебьюсь, думаю. Потом выправлюсь…

А со временем вырабатывается особое отношение к собственности.

— Раз у меня нет — отчего не взять?

— У него всего много, а у меня брюхо пустое…

— А нэпман заработал что ли? Он тоже грабит.

— По-нашему не только можно, а нужно взять…

Попавшиеся держатся по-разному. Некоторые вдруг осознают преступление — стыдно, плохо. Другие проявляют при показаниях особую профессиональную гордость, изображают дело чисто-сработанным, действуют на эффект.

Некоторые мечтают о трудовой жизни. Решительно настроены — «надо выбираться из разврата».

Подростки-беспризорники в тюрьме

Тюрьму большинство считают наказанием несправедливым.

В тюрьме подросток сходится с «опытными» людьми, озлобляется, повышает свою способность работать чище. В общем, тюрьма разлагает подростка и юношу.

О вольной трудовой жизни мечтают многие, некоторые надеются выправиться, большинство сомневается, мучительно колеблется.

Песни беспризорников

Есть у беспризорника свои песни, нередко художественно сильные. Тов. Маро приводит в своей книжке целый ряд песен. Вот несколько отрывков из них:

Почтовый подходит,

Калитка открылась,

Толпою народ повалил.

Выходит Матрена, Иван и Гаврила,

Позади идет Михаил.

Быстро извозчик к барину подъехал

И хочет ему предложить.

Берданщик смело к берданке подходит

И хочет ее он стащить.

По всем уголкам Павелецкого бана

Послышалось: «Ай-ай! Ай-ай!

Стащили корзину!

Украли свинину!

Вон сумку понес, догоняй!»

Берданщик мигом корзину бросает

И хочет, конечно, удрать.

Горбатый чекист перед ним вырастает

И хочет его задержать.

Другая песенка. Сиротство, матери не боится, первая тюрьма за «пустяк». И пошел.

Когда мне было лет двенадцать,

Когда скончался мой отец,

Не стал я матери бояться

И стал большой руки подлец.

По квартирам я стал шляться

И стал я водочку любить.

Воровать я научился

И пошел по тюрьмам жить.

В первый срок сидел немного:

Четыре месяца всего.

Когда я в вышел на свободу

Я не боялся никого.

Имел ключи, имел отмычки,

Имел я финское перо.

Не боялся ни с кем стычки

Убить, зарезать — хоть бы что.

А вот песня, полная безысходности и тоски:

А в саду, при долине

Там поет соловей,

А я бедный на чужбине

Позабыт от людей

Позабыт и заброшен

С молодых юных лет.

Я остался сиротою,

Счастья-доли мне нет.

Чужих деток ласкают

И голубят порой,

А меня все обижают

И для всех я чужой.

Холод и голод

Он меня изнурил,

Но ведь я еще молод —

Все с терпеньем сносил.

Вот нашел уголочек

Да и тот не родной,

Надоела жизнь такая

И решил искать покой.

А быть может повяжут,

Расстреляют меня,

И никто не узнает,

Где могила моя.

А лишь ранней весною

Запоет соловей,

И быть может узнают,

Где закопан был я.

Мать воровка поет колыбельную песню:

Спи, мой миленький малютка,

Баюшки-баю!

Подрастешь — карманщик будешь,

Бросишь мать свою.

Ты найдешь себе девчонку,

Будешь с нею жить.

Воровать для нее ты будешь,

Будешь ей носить…

По ночам по ресторанам

Будешь с ней ходить,

А в другом своем кармане

Кокаин носить…

Вот изображается притон, где продается кокаин:

Ужасно шумно в доме Соломона:

За кокаином в очередь стоят.

Один кричит: «Дай четвертушку!»

Другой кричит: «Давай полняк!»

Все урки там попразднично одеты,

В руках все держат длинны мундштуки.

Из-за гашника выкачивают нюхару:

«А ну-ка, Костя, на, нюхни!»

Шмара-любовница толкает на преступление:

Зачем ты меня завлекала,

Зачем заставляла громить,

Неужели того ты не знала,

Как строго нас будут судить?

Теперь я сижу, изнывая,

В тюрьме за решеткой стальной

И даже судьбу проклинаю,

Сидя в одиночке своей.

На эту же тему гневный мотив:

Вы скажите моей шмаре,

Я на сколько осужден:

На два года с половиной

И особых прав лишен.

Нет ни сахару, ни чаю,

И на окошке я сижу.

Бог даст, выйду на свободу

Я те, стерва, отомщу!

Искал помощи. Жестока жизнь — не встретишь помощи. Пошел воровать.

Было время, когда хотел я

Руку помощи вашей сыскать.

Но теперь уж душа очерствела,

И решил я пойти урковать.

Через вас, через вас я страдаю,

Через вас я в могилу пойду.

Среди белого света был лишний я,

И в другой мир покойно пойду.