agent_marge2

Статьи

Статьи > Интервью

Интервью с Шаши Мартыновой

главным редактором издательства “Livebook”

 

Шаши Мартынова, главный редактор издательства Гаятри/Livebook (г. Москва). Окончила Химический факультет МГУ. Первый издательский проект — том «Химия» энциклопедии для детей издательства «Аванта+» (2000 г.). Почетный президент Центра молодежных добровольческих программ World4U (с 2000 г.) Переводчик с английского, редактор.

Эльвира Барякина: Расскажите о своем издательстве.


Шаши Мартынова:
Издательство, строго говоря, одно, а вот бренда (импринта) — два: «Гаятри» и «Livebook». Под логотипом «Гаятри» выходит поп-эзотерика, которой мы сейчас практически не занимаемся (публикуем две-три книги в год — совсем уж «для друзей»). А под именем laquo;Livebook» издается все остальные, и эти книги объединены общей идеей игры, трюка, «шпиля» в хейзинговском смысле слова. В год мы выпускаем примерно 20-25 новых книг, плюс допечатываем с десяток прежних.

Э.Б.: Как выглядит ваша редакция?

Ш.М.: До недавнего времени мы ввосьмером обитали в цокольном этаже сталинки. Две комнаты по пятьдесят метров — помесь склада, театральной мастерской и музея бредового искусства. Все уклеено плакатами, на подоконниках — краски, клей, бумага, пластилин, тряпки и пленка-самоклейка, прорва игрушек, которые нам частенько дарят.

Но в сентябре нас выкурили из гнезда. Грузовик с нашими книгами пришел не на большой, «стратегический», склад, а к нам в редакцию: было десять часов вечера и ему некуда было податься. И вот мы в густых сумерках вчетвером раскидали пять тонн книжек. А потом явилась соседка сверху и устроила концерт с угрозами нажаловаться «кому следует». Ну и пошло-поехало и никакие глубочайшие извинения не помогли. Плюнули и переехали от греха подальше. Теперь у нас новый штаб.

Нам страшно нравится гнездоваться так, чтобы никого, кроме нас, в непосредственной близости не было: мы ж музыку слушаем, шумим иногда, репетируем что-нибудь, полуночничаем и субботничаем. Мы не выносим коридорной системы — когда двери направо-налево и общий туалет:

(c) Сабина Парфенова, съемки для журнала “Радиус города”

поэтому мы вынуждены искать такое помещение, чтобы его можно было снять целиком, обклеить своими бумажками и обхулиганить, как нам хочется. И пока идеального для себя пространства за посильные деньги мы не нашли (сменили за 5 лет четыре адреса), но это непременно произойдет.

Э.Б.: Создать успешное издательство с нуля — это подвиг. С чего все началось?

Ш.М.: Первым нашим детищем была книга «Послание с того края Земли» американки Марло Морган. Медик по образованию, она занималась проблемами коренного населения Австралии. Несколько лет она посвятила социально-образовательной деятельности, связанной с австралийскими аборигенами, и вот однажды ей пришло сообщение: некое австралийское племя приглашает ее в гости, чтобы поблагодарить за ее усилия. Марло отправилась в пустыню, накрасилась, расфуфырилась, а там — настоящие первобытные люди, охотники-собиратели. Они ее забрали с собой кочевать, не спросив толком ее саму. И по дороге открыли всевозможные тайные знания, некое послание «цивилизованному» человечеству. Вот об этом странствии и послании и идет речь в книге.

Впоследствии автору была предъявлена уйма претензий в прессе — что все это вранье, но, узнав Марло лично, я не могу представить, что она придумала такое. Я мало встречала людей настолько простых, благостных и мудрых. Помню, на встрече с читателями здесь, в Москве, ее спросили: «Как вы можете быть такой великодушной к людям? Ведь невозможно хорошо относиться к каждому». Знаете, что она ответила? «You don’t need to like them, just love them». (Вам не нужно им симпатизировать — просто любите их).

Вообще проект с публикацией Марло на русском придумали Маша Аксенова — на тот момент владелец «Аванты+» — и еще один наш общий друг. У каждого из нас троих были свои творческие планы, в которые создание еще одного издательства не входило. Но довольно скоро стало понятно, что одной книгой дело не обойдется, что есть потребность и желание продолжать. Финансировать проект взялись эти двое сумасшедших людей.

Марло пишет коряво — она совсем не писатель и даже не журналист, и записи эти делала для внучки. Потом ее пригласили в пару библиотек рассказать о своем путешествии, а там слушатели потребовали хоть какой-нибудь текст — взять почитать. Сначала появились размноженные на ксероксе копии, а когда Марло разослала в общей сложности пару тысяч этих копий, издательство «ХарперКоллинз» купило у нее права на издание и продало уже пару сотен тысяч экземпляров по всему миру.

Переводить Марло на русский было трудно. Я по неопытности все пыталась вытянуть книгу до нормального травелога. А надо было, вероятно, просто сохранить ее собственный стиль.

Выход на рынок с этой книгой был не самой удачной затеей. К 2003 году духовный шопинг закончился: люди все про себя поняли и после десятилетия бума популярная эзотерика ушла в нишевой режим. Мы напечатали «Послание» 15-тысячным тиражом, пригласили Марло, и устроили ей презентацию в Москве и Петербурге. Народ отреагировал гораздо флегматичнее, чем мы предполагали. В общем, книжку эту мы до сих пор реализуем.

Но, с другой стороны, мы подружились с магазином «Москва», и нас там полюбили. Мы были как дети — притащили маме самодельный цветочек. «Послание» им приглянулось, они снизошли до нашей одной (!) позиции в прайсе и взяли книгу в продажу, что даже тогда было почти немыслимо — розница очень неохотно работает с издательствами с околонулевой ассортиментной линейкой (если это не автор с уже громким именем). Но через несколько месяцев у нас появились еще книги, потом еще. А к Новому году-2005 нас в редакционном штабе было уже шестеро: мы обзавелись своим здоровским пиарщиком, координатором продаж, сайтоводом и редакторами.

Издательство до сих пор балансирует на ребре самоокупаемости. Дается это нелегко, но игрового азарта пока хватает. Выживать помогает бешеная пассионарность, наша детская любовь к книгам «Livebook» и к хорошим «светящимся» книгам вообще, а также радость и удовольствие играть во все это в том составе, который есть — с теми людьми, что собрались под наш октябрятский флажок.

Э.Б.: Кто ваши писатели? Как вы их находите?

Ш.М. Наши авторы — люди, в первую очередь, жизнерадостные, вечно юные и напрочь свободные от маразмов, истеричности и «звездянки» в любой форме. Это очень важно — как минимум потому, что и тексты у них выходят живые, раздающие энергию и непременно человечные в конечном итоге.

Поначалу мы принимали авторов «с улицы», и в день нам приходило по одной-две рукописи: а это очень много — мы физически не поспевали все это читать. Проблема усугублялась тем, что писатели не желали разобраться, что же мы издаем. Я понимаю, что сложно предложить сухую формулу того, что именно нам подходит: это надо видеть, с этим надо знакомиться. У нас нет четкой формулировки: «мы делаем учебники» или «мы издаем чувашскую литературу», в результате нам присылали то, что однозначно не вписывалось в концепцию.

Обиды, недоумение — «ну вот же у вас написано на сайте, что вам нужны живые тексты, у меня – живой!»… И мы решили просто отказаться от работы с авторами без рекомендаций — тем более, что материалов для издания у нас и так выше головы — из тех, что рекомендуют нам друзья и коллеги.

Литературные агентства «Andrew Nurnberg» и «Синопсис», а также агентство Александра Корженевского поставляют нам иностранных авторов. Российских находим сами или через литагентов. Например, Женя Коган появился у нас благодаря агентству «Гумен и Смирнова». Петра Бормора ()  присватала наш пресс-координатор Ольга Лукас ( ). Они давно были знакомы через ЖЖ.

Евгения Васильевича Клюева, чья книга «Между двух стульев» разошлась еще в советские времена сотнями тысяч экземпляров и стала настоящей классикой абсурдной литературы, мы заранее страшно любили, но не знали, как к нему подобраться: он давно живет в Копенгагене. Нам помогла его литагент Наталья Василькова — замечательный переводчик и гений литредактуры, так что у нас появилась сразу несколько книг Клюева — на данный момент издано четыре, пятую готовим к публикации.

В отличие от крупных издательств, мы с каждым автором носимся, устраиваем пляски вокруг его книги, придумываем целый небольшой мир со своей жизнью, много работаем с журналистами — в общем, любим. Нет такой книги среди наших, которую бы не прочли все или почти все члены команды.

Э.Б.: Как принимается решение — публиковать или не публиковать книгу?

Ш.М.: Приходит рукопись — читаем. Если я чувствую, что это «наше», и то же самое чувствует наш выпускающий литредактор, мы даем книгу остальным. Потом обсуждаем ее вместе, и если народ поддерживает, покупаем права, и где-то через полгода-год книга выходит. Если энтузиазма больше ни у кого, кроме меня, нет, то я эпизодически использую право «кредо» — принимаю ответственность за проект на себя. Но последний раз подобный произвол случался так давно, что я даже не упомню. Мне важно, чтобы моим ребятам нравилось то, с чем они работают, иначе ожидать яркого результата не слишком закономерно.

Оля Лябина, координатор маркетинговых усилий, и Наташа Попова, ассистент пресс-координатора (с) Нихти

Э.Б.: Нет желания расширять бизнес?

Ш.М.: Честно? Нет — если речь идет о количестве издаваемых книг. В противном случае нам бы пришлось существенно расширять штат. А я на практике знаю, что больше пятнадцати человек в офисе — это уже не команда, а конгломерат микротусовок. Меняется метафизика отношний — и не в лучшую сторону.

Но мы, разумеется, очень хотим расширяться в плане продаж: чтобы тиражи росли и книги постоянно переиздавались.

Ольга Лукас, пресс-координатор, и Тема Казаков, техредактор (с) Нихти

Э.Б.: Самая сложная проблема в книжном бизнесе — реализация. Как вы с ней справляетесь?


Ш.М.:
У нас есть своя команда, отвечающая за торговлю — мы пока не готовы поручить всю реализацию какой-то одной внешней компании. Никто не присмотрит за ребенком лучше матери (ну или бабушки на худой конец), и отдавать своих дитятей в руки дуэний — сколь угодно профессиональных и добросовестных — мы не хотим. К тому же у нас есть свой интернет-магазин, для нашего специфического ассортимента вполне популярный и посещаемый.

Мы примерно знаем, каким тиражом надо издать книгу, чтобы она уходила с человеческой скоростью (от нескольких месяцев до года). Если книга дешевая в смысле типографских затрат, мы делаем три-пять тысяч и придумываем вокруг книги такой мир, в котором она успешно продастся. Если книжка дорогая в производстве и рассчитана на компактную аудиторию наших фанатов и тонких ценителей, то мы делаем тысячу-полторы экземпляров — и это уже эксклюзив, подарочная штука. Ну и цена у нее получается, увы, повыше. Публикуем, а потом смотрим, что получится.

Технология продаж малого издательства сильно отличается от того, что происходит в тех же «Эксмо», «АСТ» и других гигантах. Крупные издательства могут диктовать оптовикам и магазинам верхнюю цену на бестселлеры, и оптовики идут на все, чтобы им дали книжку в большом количестве и вовремя. Нам же приходится действовать по-другому. Мы присылаем информацию о том, что запланировано к выпуску в текущем сезоне, менеджерам по закупкам торговых сетей («36.6», «Лабиринт», «Новый книжный», «Топ-книга»), рассказываем при каждом удобном случае о своих планах, слушаем «обратную связь» — впечатления и предположения наших оптовиков о возможной судьбе будущей книги. У них есть сотрудники, которые специализируются на тех или иных издательствах, так что мы «приписаны» к определенным менеджерам. Кроме того, Ольга Лукас пишет трейд-релизы и мы рассылаем их всем менеджерам по закупкам, службам продвижения и генералитету книжных магазинов и оптовых компаний. В результате, кто-то из них берет сразу несколько сотен экземпляров новой книги, а кто-то — несколько штук. Но такого, чтобы вообще не брали никуда, нет.

Э.Б.: Как вы выходите на своих читателей?

Ш.М.: Читатель «Livebook» активно обретается в интернете — там мы с ним знакомимся и продолжаем отношения. У нас очень активное сообщество в ЖЖ ( ), мы большие любители валять дурака всевозможными способами — конкурсы, розыгрыши, вечеринки, выставки, концерты и посиделки разнообразят нашу жизнь и создают почву для разговора и игры с читателями. Мы, конечно, не чураемся и классических жанров вроде автограф-сессий и вечеров вопросов-ответов с автором, но стараемся и их делать забавными и легкими. С авторами нам в этом отношении невероятно везет — формат «Livebook» волшебным образом подбирает нам авторов, любящих бывать на публике, общаться с ней, дурачиться и забавляться.

Михаил Козырев на “Завтраке со звездой” в ЦДХ. (с) Нихти


Журналисты любят рецензировать наши издания. В нашей базе данных — нескольких сотен периодических изданий, в которых журналисты регулярно пишут о книгах. В этом смысле Лукас оказала нам неоценимую услугу — она к нам пришла уже со своими контактами. Ну и потом этот список регулярно пополнялся. Перед выходом каждой книги мы делаем рассылку, и если кто-либо из журналистов проявляет интерес, мы направляем ему экземпляр на рецензию.

У нас в штате есть координатор маркетинговых усилий, Оля Лябина, — она прицельно работает с магазинами: проводит семинары для продавцов и рассказывает им о наших изданиях. Она объясняет, какова аудитория той или иной книги, и как, с нашей точки зрения, эту книгу лучше всего рекомендовать покупателям. Конкуренция за время персонала магазинов, как ни странно, не убийственно высока: крупные издательства нечасто занимаются продвижением каждого отдельного произведения, а малым издательствам не всегда по карману содержать человека, который только и будет делать, что ездить по магазинам и общаться с продавцами. Причем на эту должность нельзя нанимать кого попало: здесь мало быть грамотным спецом и разбираться в книгах и способах продвижения на месте продаж — нужно еще уметь нравиться чисто по-человечески, обаять.

И, конечно, мы изо всех сил поддерживаем продажи разнообразными PR-усилиями — теми, что не стоят ни рубля, но при этом имеют зримый эффект.

Марина Москвина в Галерее на Самотеке

Марина Москвина на встрече с читателями в «Галерее на Самотеке» (с) miklukho_maklay

В Москве существует несколько клубов, которые бесплатно предоставляют помещение под всевозможные культурные мероприятия — в том числе литературные: «Artefaq», «Faqcafe», «Жесть», «Улица ОГИ», Арт-кафе в доме Булгакова, где есть зал на 30-50 человек. Мы делаем им «контент», приглашаем людей — клубу в будний день это выгодно, у него есть посетители, а также дополнительные ссылки в интернете и вообще пиар.

Э.Б.: Как люди узнают о ваших мероприятиях?

Ш.М.: У нас есть мэйл-лист на Subscribe.ru — почти 3000 человек: можно по собственному желанию подписаться на наши новости, прямо на сайте. Плюс активное сообщество в ЖЖ, плюс на сайт каждый день заходит около 700 человек.

Э.Б.: А какие именно мероприятия вы проводите?

Ш.М.:  Нам очень нравится придумывать тематические вечеринки: чем карнавальнее и забавнее, тем лучше.

Вечеринка для беременных по случаю выхода книги Иры Ржевской «Как не сойти с ума во время беременности» (с) Сережа Грабовский

«Очень любовное парти» по случаю выхода книги-пародии Эллы Дерзай «Очень любовный роман. Диана, Дьявол и судьба» (с) Сережа Грабовский

«Вербальные закуски» от Стаса Жицкого и Сергея Кужавского, авторов «Притчетерапии» и «Новохокку», на Книжном фестивале в ЦДХ (с) Ольга Лукас

Э.Б.: Если бы вам предложили что-то изменить в российском книжном бизнесе, что бы вы сделали?

Ш.М.: Не убеждена, что можно что-то изменить внутри книжного рынка без касательства экономики страны в целом — это бизнес, со всех сторон завязанный на уйму других отраслей. Но попробую ответить на этот вопрос, как смогу.

Я бы создала сверхльготные стартовые условия для малых издателей для открытия ими своих маленьких книжных лавок, хотя бы по одной на брата, а дальше пусть читатель рассудит, кому остаться наплаву.

Я бы снизила налоговую ставку типографий на исполнение заказов печати книг с 18% до 10% — это позволило бы издателям быть чуточку более маржинальными, чем сейчас.

Э.Б.: Бестселлер — это…

Ш.М.: …книга, которая хорошо продается. По меркам Москвы речь идет о распродаже десятков тысяч экземпляров за пару-тройку месяцев. Или несколько тысяч за месяц. Бывает, что первый тираж в 2-3 тысячи разлетается сразу, буквально за несколько недель, а допечатка продается гораздо медленнее. Значит, аудитория данного автора страстно его любит и следит за всеми релизами, но при этом она компактна и быстро насыщается. Примерно такая история произошла у нас с книгой Олега Козырева «Дневник замерзающего москвича».

Э.Б.: Как экономический кризис отразился на книжном бизнесе?

Ш.М.: Книжный бизнес в целом — штука довольно неторопливая: текст долго зреет, потом его переводят (если нужно), редактируют, корректируют, иллюстрируют (если предполагается), потом печатают, развозят по магазинам, где книга еще долго лежит, ожидая свидания с читателем. И только после того, как это свидание состоится, издатель увидит деньги за тираж. Кризис замедлил это кино еще больше — читатель менее охотно тратится на книги, время ожидания растягивается, возврат денег, потраченных на производство, переносится еще на более туманное будущее. А все это время нужно кормить команду и продолжать издавать.

Подозреваю, что книжный рынок как стагнировал, так и будет стагнировать. Кризис «поможет» выморить некоторое количество малых нишевых издателей, если они срочно не организуют побочные проекты, которые помогут им остаться на плаву. Если «Топ-Книга», крупнейший федеральный книжный сбытовик, сдюжит (у них сейчас непростое время), будет чуточку полегче. В остальном же ситуация принципиально не изменится ни в худшую, ни в лучшую сторону.

Э.Б.: Расскажите о направлениях «Музыка» и «Штуки».

Ш.М.: О, это один из наших способов развлекаться. Мы любим музыку, причем музыку тоже, понятное дело, игровую и придурочную, поэтому ска, ска-панк и рэггей нам очень симпатичны. У нас есть друзья в мире музыки — это лейбл «BadTaSte», познакомивший Москву с Tiger Lilies, Джимом Авиньоном, Джейсоном Уэббли, Перкалабой и многими другими, и мы с удовольствием слушаем и продаем всю это дело.

Штуки же — это естественное желание украшательства, свойственное девочкам, а «Livebook» традиционно —  преимущественно девчачий коллектив. Штуки — это игрушки-дитятки «Livebook», символика, которой мы с удовольствием делимся с любителями издательства.

Вот, например, сперматозоид Кеша – талисман издательства.

А еще у нас есть своя витрина на Printdirect.ru – там куча футболок, кружек и прочего мерчандайза с картинками и текстами из наших книг.

Э.Б.: Откуда такое необычное имя — Шаши?

Ш.М.: Ш.М.: Из Индии. Я всерьез увлекалась книгами Ошо, побывала пару раз в его общине в Пуне, и новое имя — это знак благодарности этому удивительному человеку и наставнику. На самом деле «Шаши» — это лишь кусочек. А полностью имя звучит так: Ма Ананд Шаши. Ма — это обозначение половой принадлежности, «женский род»; Ананд — «безмятежность, блаженство», а Шаши — в том числе «луна» и, что близко по смыслу, «поэтическое безумие».

Э.Б.: Ваши мечты — о чем они?

Ш.М.: Иметь в Москве большое помещение для придурошного креатива. Чтобы люди, которым близка идея абсурда, детства и феерии, могли там собираться и творить. Мы, русские, по моему мнению, — ужасно серьезная нация: все великое у нас свое, а все смешное и фейерверочное — заимствованно у других народов. Чувство юмора у нас пассивное, скорее принимающее, нежели творящее; только наша клоунская традиция нас и оправдывает в этом отношении. Вот и хочется создать некую лабораторию, мегамастерскую, в которой нашлось бы место и театру, и галерее, и издательству, и некому обучающему пространству, где смех и праздник царили бы безраздельно.

Если вопрос адресован мне как человеку, работающему с буквами, то, пожалуй, моя мечта в том, чтобы люди поняли: язык, на котором они говорят и пишут, — не просто мухобойка, а феноменально игривый и бесконечно интересный инструмент. Им можно и нужно пользоваться красиво и изобретательно вне зависимости от профессиональной ориентации.

Мне бы хотелось, чтобы дело Института Книги, занимающегося популяризацией чтения, приобрело еще больший размах и касалось использования и устной речи тоже. Я предельно далека от речевого пуризма, мне нравится весь язык, целиком, и я уважаю принцип Парацельса, совершенно применимый к речи: все есть яд и все есть лекарство — вопрос только в дозе, в уместности, в эстетике, в конечной цели говорящего.

Речь преобразует реальность, и мне бы хотелось, чтобы говорить (и писать) осознанно и красиво стало модным, трендовым, чтобы люди хотели этому учиться, делиться этим навыком, отращивать его до масштабов искусства. Просто для себя — как сейчас люди для себя музицируют, пишут картины и стихи.

P.S. Неизменное спасибо Марине Москвиной, Леониду Тишкову и Сергею Седову за то, что они сразу и немедленно в нас поверили и продолжают улыбаться нам своими книгами, изданными в Livebook;

А.Ф. Гаврилову — за вергилиеву сверхпроводимость; всем нашим авторам, которым весело оставаться с нами.

Как предложить книги в малое издательство

советы Шаши Мартыновой

1. Обязательно предварительно познакомьтесь с тем, что было издано, проследите за эволюцией формата издательства, не поленитесь почитать прессу об издательстве, наведите справки о человеке, к которому попадет на читку ваша рукопись, — что он сам предпочитает читать и что ценит в текстах прежде всего.

2. Будьте искренне готовы к любому ответу, не выдвигайте ультиматумов и немедленных требований в первом же письме, по возможности — и письменно, и устно — держитесь жизнерадостно и открыто. Предлагайте свои идеи по продвижению вашего текста, даже самые фантасмагорические (главное не предлагать бюджетов на рекламу — у малого издателя его не будет, с гарантией!). Любому редактору приятно иметь дело с симпатичной, способной к диалогу персоной, нежели с букой, выпендрежником или занудой. Уговаривание — не лучшая стратегия: уламывая издателя, вы, с одной стороны, неправильно перераспределяете ответственность за результат издания, ставите и себя, и издателя в неловкое положение, создаете себе и издателю ненужное напряжение.

3. Отчетливо представляйте себе поле компромисса в разговорах с издателем:

– сроки, в которые вы бы хотели видеть книгу изданной,

– представления об иллюстрировании, формате книги,

– способы продвижения, возможные и невозможные применительно к данному тексту и к вам лично,

– условия, на которых вы передаете права на издание.

Стоит предварительно познакомиться хотя бы в общих чертах с положениями об авторском праве, бытующими в России в настоящее время.

4. Приготовьтесь подождать от пары недель до пары месяцев — издателю, честно, всегда есть что читать.

5. Полезно заручиться рецензией от пишущего журналиста/автора/переводчика/редактора/художника/друга редакции — эти люди смогут дать предварительную оценку того, насколько ваш текст подойдет издательству. Это поможет и вам избежать огорчения в случая отказа, и издательству создаст почву для оперативного рассмотрения рукописи.